10 лет в бьюти-бизнесе: от «уволилась в никуда и трахалась с этим шёлком год» до «бизнес можно продать за $1 000 000, но я хочу весь рынок»
Агнета Агнис|27.01.22 2972
Татьяна Егорова рассказала, как за 10 лет создала рынок шёлкового пилинга. Конкуренция, маркетплейсы, курсы управления, заборы в голове и армия адвокатов бренда.

Предыстория: баня, старые платья и первые конкуренты

Давайте с самого начала. Напомните, вы живёте и работаете в Воронеже?

Да, я понаехала в Воронеж 20 лет назад.

Какой у вас бэкграунд? Как пришли к бизнесу? Чем до этого занимались? Как попали в бьюти?

Я из Сибири. Восемь лет проработала оператором в интернет-салоне, но понимала, что там нельзя оставаться надолго. Думала, куда «выпрыгивать» дальше, примеряла на себя разные варианты. У меня нет спецобразования: немножко экономического, немножко бухгалтерии, и всё.

Однажды мы семьёй сняли коттедж на Урале. С баней по-чёрному, в которой все задыхались. Мама показала шёлковый квадратик, и говорит: «Сейчас мы отшелушимся». И я этим квадратиком содрала себе всё декольте. 

Мама сказала: надо подарить такое всем подружкам. А я сказала: «Надо найти этот шёлк, сшить, и всем продать. Это будет мой бизнес». 

Идея-то на поверхности, об этом знает весь Восток. Я отключаю комментарии под рекламой, потому что армянки и азербайджанки пишут: «Что вы вообще херню продаёте за тыщу рублей, вы сошли с ума, меня этим мама с детства мыла!»

Это знают. Это знали. Этим мылись сто лет назад, но забыли, когда в моду вошли скрабы. Это не ноу-хау, это не я придумала. Я просто дала современное прочтение.

В каком году это было? Сколько лет назад?

Это было лето 2009-го. Мой ребёнок закончил первый класс. Было ужасно. Какие-то няньки-сраньки, неустроенный быт. Я работала до восьми. Ребёнку нужно время, а у меня его нет. Хотелось чего-то иного для своей семьи. 

Я уволилась в никуда и год с этим шёлком трахалась. Нашла немножко ткани. Все девочки шьют, так что самый базовый уровень у меня был. Я смотрела швейные форумы, училась вшивать резинки. У меня до сих пор валяются первые прототипы.

То есть вы ходили в магазин тканей, покупали шёлк и шили руками?

Этот шёлк так просто не купить. Его нет, он не популярный и никому не нужен. Почему сейчас все шьют херню? Никто не знает, где купить эту ткань. 

У нас запрещено называть этот шёлк так, как он называется у продавцов. Хотя, конечно, это тайна Полишинеля. При желании его можно найти. Но эту ткань возят очень мало: для театров в основном, поскольку шёлк не горючий и одобрен для декораций. 

Сначала мне отдавали старые платья, потом я заказывала в Москве какие-то пятиметровые кусочки. Написали с приятелем убогий сайт. Подруга нарисовала кривой логотип. Мы ходили в Воронеже на какие-то ярмарки. Я совсем ничего не могла продать. Разве что по подружкам, за мелкие деньги.


Скрин первого сайта

Двоюродная сестра предложила открыть закупку в СП (совместные закупки). Это был 2011-й год. Она набрала сто варежек. Почему мы считаем датой рождения 11 ноября 2011-го года? Это был мой первый заказ.

Спокойная жизнь закончилась, начался мандец. Возникли очереди на три недели. Я не успевала шить. Параллельно я искала цех, но когда у тебя валятся заказы, ты просто не можешь выйти из дома, даже позвонить кому-то. А в интернете в то время были далеко не все. Тем более швейные цеха.

Для меня это было какое-то сумасшествие — когда в день на карту падает по две зарплаты.

И сколько можно было пошить на машинке за сутки?

При определённом навыке — 100 штук. Но я быстро нашла цех, с которым мы до сих пор работаем. Именно про этих девочек я говорю, что они не менялись. У них всё заточено под нас, только они это всё умеют.

Свой цех мы откроем только в апреле.

Свой цех нужен, чтобы больше шить?

Да. За последние пару лет мы сильно окрепли. Нас же не раз пытались сожрать всякие товарищи.

А кто пытался вас сожрать? Вас копировали конкуренты?

Да, был у нас прецедент. У этих товарищей до сих пор несправедливо на сайте написано: «Мы первые». Ребята, отсосите, какие вы там первые…

В какой момент они появились? Когда увидели, что дело идёт?

В 2015-м году. Тогда я работала только с СП. Розничных заказов было мало: я меняла сайт каждые 2-3 года, он становился чуть лучше, но не как сейчас, конечно. Всё надо было выписывать вручную, связываться со всеми, как-то принимать от них деньги и так далее.

СП-шники обеспечивали большую часть заказов. Те ушлые «конкуренты», видимо, заплатили немножко денег: обосрали наши отзывы на irecomend и отзовиках. Тогда у них была приличнее упаковка. И я думаю: «Ну всё, сейчас сожрут». 

Решила изменить упаковку. Разработали улучшенный дизайн: на тот момент он был современный, интересный. Сейчас смотрю — и это так смешно :).

Самая первая упаковка, покупала красную бумагу, печатала на бытовом принтере, резала самаСамая первая упаковка: покупала красную бумагу, печатала на бытовом принтере, резала сама

Первые инструкции мы писали такими шрифтами… По красоте, виньетками :). Инструкция у нас сначала занимала разворот А5 крупным шрифтом, сейчас мы еле-еле её вмещаем.

«Конкуренты» всегда продавались дороже нас. На тот момент мы стоили 500 рублей за варежку, а они 650-700. Я пыталась связаться с владельцем, но он меня послал. Я написала досудебную претензию, но ресурсов бодаться с ним у меня не было. Решила, что лучше займусь продажами.

Мы написали очередной сайт и начали его развивать. Ездили по выставкам, прокачивали оптовых продавцов.

Стало чуть лучше. Мы с теми «конкурентами» не особо пересекались. Я не знаю, где они брали шёлк. Сейчас уже могу оценить: они вообще не вкладывают в свой продукт энергию: что продаётся, то продаётся. Мы как-то выскочили из этой ситуации. Сейчас они для нас уже не существенны.

И всё это время я была одна. Цех и я. До 2018-го года больше никого не было.

Про управленческие курсы, ответственность и клиентов

Что поменялось в 2018-м?

Я начала понимать, что в одиночку — это мой потолок. Я работала из дома. Там, где я сейчас сижу, у меня было рабочее место. Рядом шкаф с варежками. Весь дом был этим забит. 

Меня от этого затошнило, я захотела вывести работу из дома и прошла управленческую стажировку. Несколько месяцев училась, вместо работы занималась собой — как управленцем. 

Наняла девочку, сняла помещение. Прекрасная девочка, она со мной, она растёт, у неё в подчинении уже пара человек. Пришла испуганная, с декрета… Смешная-смешная :). Начала паковать, красить, заниматься заказами. Где-то год с небольшим мы работали вдвоём. 

Нас до сих пор очень мало. Если считать с цехом, то человек 15. Мы так долго работаем со своими оптовиками, что почти не занимаемся внешними продажами. У нас мало исходящего розничного трафика.

Вопрос про управленческие курсы. Что это за курсы, чему вас там научили? Вы же до курсов успешно работали, вели дела, разве нет?

Это была управленческая стажировка, и мне сложно об этом говорить, потому что это не для всех. 

Инструменты управления, конечно, есть, но всё настолько зависит от личности человека, что сначала нужно править заборы в голове, ограничения, установки. 

Ты работал в одну голову, а теперь тебе надо передавать, управлять, следить, доверять и так далее. Здесь много страхов. Наверное, молодые, борзые или карьеристы стремятся к тому, чтоб занимать такие позиции. У меня же это вынужденная необходимость. 

Я не чувствую себя лидером. Но поскольку это — моё детище, то я, конечно, никому его не отдам. 

Управленческая стажировка была про меня. Не про инструменты: их я уже вырабатываю самостоятельно, или запрашиваю какой-то помощи.

До этого вы всё держали в своей голове. Как вам это было? Просто всем же по-разному: кому-то проще с партнёрами и не принимать решения самостоятельно, кому-то тяжело, но спокойнее всё в одно лицо тянуть.

Всё моя ответственность. Всё — моя.

Татьяна Егорова присутствует на всех съёмках продукта, модерирует, так сказать, процессТатьяна Егорова присутствует на всех съёмках продукта, модерирует, так сказать, процесс

Но нужно же вести диалог, так работает мышление: поговоришь с кем-то, обсудишь ситуацию — в голове ясность.

О чём, например, поговорить нужно с кем-то?

Когда пришёл «конкурент», тот хрен, который собирался вас поглотить — это же страх и ужас. Нужно с кем-то поговорить, что-то придумать. Или вы просто сидели на рабочем месте, в тишине, думали и решали?

Нет, ну я тогда испугалась. Немножко поплакала :). А так, у меня два брата: один двойняшка, второй младше. У нас у всех бизнесы. Я позвонила им, сказала: «Такая херня, как бы, что бы?»

Я не знаю, это было моё волевое решение — внутри.

Есть вещи, которые я хочу обсудить, но есть такие, где я беру риски. Говорю: это моё решение, всё. Мы делаем так, как я сказала. Я считаю, что это сработает.

Например, когда мы меняли сайт, я сказала маркетологу: «Андрей, давайте просчитывать включённую доставку, повышение цен и скидки от двух штук». Результат не замедлил себя ждать. При том, что это Новый год, у нас объёмы продаж на сайте выросли в несколько раз.

Опт и маркетплейсы

У вас два направления: оптовая и розничная. Розничная — это сайт, Wildberries, Озон. А что с оптом?

Опт у нас — это СП, бьюти-мастера и магазины, которые нас продают. Казахстан, Беларусь, на Украине немножко народу… И мы создаём новый цех под СТМ — хотим шить варежки всем. 

Что такое СТМ?

Собственная торговая марка. Сейчас ресурса никакого нет, а запрос большой. Многим нужно совсем чуть-чуть, под себя, в свой бренд. Кто-то хочет продавать на Wildberries.

К нам же много людей приходит и говорит: «Под Wildberries продадите?» Не продадим. Но сошьём под вас. Трахайтесь с маркетингом сами. А так, пожалуйста.


Варежки в 2012-м году

В каком году в вашей жизни появились маркетплейсы?

Мы зарегистрировались ровно год назад. В январе 2020 у нас была первая поставка и пошли продажи.

Началось всё с того, что одна из СП-шников пришла и спросила: «А можно я вас буду продавать на маркетплейсах?» Ну, ладно, продавай. Посмотрим на тебя. 

Она, конечно, очень обрадовалась. Мы увидели, что к ней уходит куча трафика, хотя она сделала всё по-крестьянски: ни карточек, ничего. Просто забрала наши фотки и криво, не в размер, их вставила. 

Мы увидели, что продажи есть. Я купила сотрудникам курс. Давайте посмотрим, что это такое. Мой маркетолог прошёл его за зимние каникулы. 

Мы решили, что сами выйдем. Разработали карточки: стало поприличнее. Эту девочку не трогали, создали видимость конкуренции. Но мы полностью контролируем все цены. 

И как, вы быстро на Wildberries раскочегарились?

Очень. Я так понимаю, что на Wildberries работает внешний трафик, но анализов для статистики мало. Мы косвенно видим это по продажам. Сначала мы продавали по 20, 30 штук, и думали: о, нифига себе продали. А сейчас — 100 в день минимум.

Внешний трафик — это реклама? Реклам идёт – люди ищут в Яндексе и на Wildberries?

Реклама, да. У нас на неё выделен бюджет в Инсте. Сейчас, конечно, не показательно — Новый год (момент интервью – конец декабря 2021 года). Сколько продаж есть — это всё наработано раньше. К сожалению, на маркетплейсах очень сложно проанализировать, кто пришёл. 

А что с Озоном?

На Озоне лучше инструменты для представления и выстраивания линейки. Они где-то жёстче. 

На Wildberries мы налепили карточек, на которых написали всё, что хотели. «Пилинг шёлком №1» — совершенная наглость. 

А Озон не разрешает так делать. Там должна быть чистенькая фоточка, без надписей. Озон в этом плане гораздо более правильный. Wildberries вообще срать, что вы пишете — лишь бы были продажи. 

Курсы по работе на маркетплейсах вам пригодились? Или начали работать – и всё сами поняли и узнали?

Они пригодились, чтобы чуть грамотнее выйти. Опять же, смотрите: у нас продукт, которого больше нет. Сейчас в пилинг-варежках каждую неделю появляется какая-то падла с каким-то говном. С полностью слизанным описанием. 

У меня есть убеждение, что эту узенькую-узенькую крохотную нишу в скрабах создала я. Полностью. Все пишут моими словами, даже большие бренды. Всё абсолютно так, как мы разработали и позиционируем. До смешного: какая-то варежка из бамбука, у неё в описании шёлк. Они копируют и даже не меняют. Тупики. 

Сейчас, когда мы разрабатываем загрузку цеха, одни из тех, к кому мы пойдём, вот эти продавцы. Мы им скажем: «Хватит продавать говно. Давайте мы вам сошьём лучше. Хотите — вискозу. Хотите — шёлк. Хотите — такой, хотите — сякой». 

Итоги за 10 лет: обороты и адвокаты бренда

У вас есть опт, есть маркетплейсы, которые продают по 150 в день, сайт по 100 в день. А в оборотах это сколько примерно? Чтобы оценить, до чего доросли за 10 лет.

В этом году (2021 г.) мы продали 50 000 единиц. 

В 2018-м году, когда я наняла девочку, было то ли 8 000, то ли 10 000. С ней мы справлялись с тем объёмом. Работали и не сильно упарывались.


Татьяна Егорова говорит по телефону в 2017-м году

Потом управленческая стажировка. Там меня познакомили с маркетологом. Он на договоре, но фактически, это мой штат. Мы с ним анализировали существующие продажи: у меня всегда был налажен бухучёт. Доставали объёмы, анализировали, думали, что нам делать, куда упираться. 

Мы регулярно всё пересматриваем. Что-то срабатывает, что-то не срабатывает. Куда-то мы слили деньги, где-то заработали денег. Парадигма очень часто меняется. 

Например, мы делали упор на бьюти-мастеров. У нас была неплохая история с участием в конкурсе мастеров депиляции в Воронеже. И тут херак! Локдаун. Все мастера исчезли. Их было человек 50, а осталось не больше десяти. Сейчас мы думаем о лояльных условиях, чтобы их вернуть или найти новых. Им выгодно с нами работать: мы ставим их всех на сайте как продавцов. 

Кроме бьюти-мастеров, был Казахстан. Продавал дикими объёмами. Азиатская плотная кожа обожает пилинг. Но мы выработали рынок с существующими продавцами, ищем новых.

Казахстан отвалился в 2020-м году, в локдаун?

Он не совсем отвалился, оптовики иногда приходят. Их там несколько человек: в Астане, в Алматы, ещё где-то. Они продают уже долго, конкурируют между собой. Но в Казахстане тоже доступны маркетплейсы. Когда мы вышли на Wildberries, у них просели продажи.

Сейчас они купят партии в 200-300 штук – и всё, год их нет.

Какие в бизнесе самые большие расходы? Аренда? Зарплатный фонд? Сырьё?

Сырьё и расходы на пошив. Мы начали считать свой цех и поняли, что тот цех, которому мы платим, ещё мало берёт. У нас не срасталась экономика, пока мы виртуально не увеличили штат до пяти швей и не придумали загрузку ещё в полтора раза от того цеха, который есть.

У вас товар, который стоит 1 000 р. с небольшим. Там, наверное, надо очень хорошо считать, чтобы оставаться в плюсе со всеми расходами?

Ну, у нас, всё-таки, хорошая маржа. 

Она как в среднем в бизнесе по России? До 30% или выше?

Выше, выше.

У вас впечатляющая армия, так называемых адвокатов бренда. Везде в комментариях пишут, что продукт очень хорош.

Да, это то, чем я горжусь. Когда заколёбываюсь, устаю, лезу в интернет и читаю отзывы. В сети до сих пор можно найти самые первые отзывы на варежку.

Скрин первых отзывов, ноябрь 2011

Были выдающиеся истории с покупателями? Кто-нибудь себе стёр что-нибудь и ругался, какие-то ещё скандалы?

Моя любимая история. 

У воронежской девочки был молодой любовник и она решила, что у неё там всё недостаточно свéтло. Попробовала с помощью варежки отбелить… Она неделю не могла носить трусы и ходила в юбках. 

Это просто песня. 

Ягодицы отбеливала?

Нет, не ягодицы. Звезду!

Как вы эту историю вообще узнали?

Я ходила в салон к косметологу, у неё был свой кабинет. Там же работали девочки-парикмахеры, они купили варежки. Однажды я пришла, а они мне со смехом рассказывают эту историю. Я не помню, как звали девушку, но ты прикинь? Решила себе помочь. Да, вот это было самое смешное.

Про рутину, 30 килограмм коробок и атмосферу в коллективе

А чем вы сейчас занимаетесь в своём бизнесе? Вы на стратегии?

Полностью на рутине. 

Мы начинаем разрабатывать цех. В ближайшие полгода у нас перемены в производстве. Большой запрос на другие цвета: хотят красный. Зачем им, что за порнография, трусы что ли красные? Ну, хотят — будет красный. 

Зернистость правильного шёлка

 

А какой шёлк изначально? Белый?

Да, он приходит белый. Не кипельно, а молочно-белый цвет.

Вы ездите или удалённо всё решаете с поставщиками?

У меня есть опытный человек. Он общается с ними и выдаёт мне результат.

А вот ещё такой вопрос. Все идеи о новых продуктах, они так или иначе крутятся вокруг варежки. Шили из шёлка — сшить из другого материала. А разработать какой-то другой вид продукта?

У нас целый список того, что мы могли бы делать, на что есть запрос. Часть средств мы ищем в Китае: не будем шить сами, будем тренироваться продавать. 

А шёлковая тема будет продолжаться, например, масками. Будем дальше думать, что ещё можно было бы предложить. Мы расширим линейку — под это и нужен второй цех.

Как выглядит ваш день? Встали и понеслись: сегодня на выставку, завтра почту разгребать, послезавтра рекламой заниматься?

Рекламой уже нет: Инсту отдала и перекрестилась. Иногда SMM-щица присылает тексты на согласование. Она совсем не такая зубастая, как я, посты абсолютно другие, но и хер с ним.

Меня всё устраивает, лишь бы не я этим занималась. Мне хотелось бы немножко по-другому звучать в сети, но для этого нужно работать с сотрудником. У меня нет на это времени. 

Я сейчас с вами закончу разговаривать и поеду забирать коробки. 30 килограмм. У меня нет курьера, нет водителя. Загружу их в свою машинку, повезу, будем разгружать.

А почему их нет?

Это заборы в моей голове. Вроде как немного: раз в три месяца бейка пришла, раз в полгода — резинка. Ну чего, заберу. Но я понимаю, что задач уже слишком много. Когда будет цех, курьер точно понадобится.

Кто потянет 30 килограмм коробок, вы?

Да, я. Они же не все в одной коробке. 

Это, конечно, ужасно. У нас неплохие объёмы и оборот. А я лошадка мохноногая, тягаю всё это дело. Мне сложнее выступать лицом на переговорах, чем отвезти кому-то розничный заказ. 

Хотя, казалось бы, доступ к телу уже должен быть ограничен.

Как сегодня выглядит цех? Сколько у вас людей?

Там сидит три человека. Эти девочки уже суперопытные, они шьют штук по 150 в день.

Каждая, да?

В среднем, да. Нам их отдают примерно в таком объёме. У нас сейчас есть три модели: мини и массажные занимают больше времени по пошиву, шёлковые варежки — быстрее и проще.

Мини, массажная и шёлковая варежки

А как сложилась атмосфера в коллективе? Как девчонки, не ругаются?

Летом я взяла оптового менеджера. Пока она адаптировалась, всё было более-менее. Потом на пустом месте случился скандал. Я её за что-то выдрочила и она решила, что ей кто-то снаушничал. И устроила расхуяж.

Нет, такого у меня никогда не будет.

Все должны друг друга любить, мирно общаться, с симпатией относиться. Не надо дружить вне работы, но я не переношу негативную энергетику. Чтобы ни злых глаз, ни поджатых губ.

В Воронеже вы платите среднегородскую зарплату? Или, за счёт успешности бизнеса, даже выше среднегородской?

Это сильно зависит от людей. Те же упаковщицы — совершенно определённый вид людей, они на нас не завязаны. Приходят и работают с 9 до 17. Спасибо, до свидания.

У технических, заменяемых сотрудников потолок 25-30 тысяч. Выше у продажников, розничных менеджеров, у девочки-помощницы по производству.

С теми, кто мне важен, я договариваюсь вперёд: сейчас вот так, давай мы сюда вырастем – и будет по-другому.

Процесс пошива варежки гиф

 

Семья и отдых

А как семья все эти 10 лет? Она вас поддерживает? Были моменты, когда, допустим, не было денег и семья их давала?

Конечно, все волновались, когда я уволилась. Переживали: человек водит ребёнка в школу и сидит дома. Что там делает? Хрен его знает. А они в то время жили не в Воронеже. И мама мне сказала: «Может, ты хоть уборщицей устроишься?» 

Сейчас я ей периодически припоминаю эту историю. Говорю: «Что, уборщицей пойдём работать?» 

Я сейчас практически не готовлю, у меня эта чакра полностью выключена. Она выключилась, когда уехал ребёнок. Меня кормит мама. Приходит с ужином, с туесочками. Иначе я пойду во Вкусвилл за едой. Готовой.

То есть, бытом вы не занимаетесь?

У меня совсем нет времени на быт. Я завела девочку, она приходит и всё убирает. Моя фея! Это всё не доставляет мне удовольствия: не помню, когда я мыла полы. Слава богу, у меня уже нет маленьких детей. 

Мне не интересен быт, мне интересно ездить на машине, лежать и работать. Я чувствую ущербность остальной жизни и с этим нужно что-то делать. Это — тоже задача. 

А как вы ездите в отпуск?

Закрыв глаза. Будь что будет. Иначе я умру.

И как часто надо отдыхать?

Вообще, это задача для поддержки бизнеса. Надо бы раз в три месяца, но пока получается раз в полгода. 

Это заграничный отдых?

Естественно. Сейчас мы с подругой и детьми летим на Кубу. Нужны впечатления.

На Кубе интернета нет, вы знаете, да? И связь очень плохая и дорогая.

У меня же каникулы. Мы огромными баннерами пишем в Инстаграме: «8-800 не работает, пишите в WhatsApp туда-то». 
 

Варежка на берегу моря

А как вы вне отпуска отдыхаете?

Никак.

Ну, там, сериалы, спа-салоны, массажи, спорт какой-нибудь?

Массажи — да. Спорт сейчас, к сожалению, нет. Я не могу позволить себе сериалы длиннее восьми серий, потому что залипаю. Я сознательно себя ограничиваю.

Я вообще такой человек, который если что-то начнёт делать, то не может остановиться. «Игра Престолов» для меня запрещена. То есть, шесть утра, восемь утра — вообще срать. Мне надо знать, чем закончилась история. Так что коротенькие фэнтези-сериалы, и всё.

Ещё я лежу и смотрю тиктоки. Вот это — мой guilty pleasure.

Что больше всего нравится в работе? Что больше всего раздражает?

Ничего не раздражает, но я хотела бы избавиться от рутины и заниматься стратегией. Больше всего нравится придумывать идеи и смотреть, как они выстреливают. Это — самое вкусное. Что ты угадал, что у тебя на это нюх… Без исследований, по наитию: «Давайте так попробуем сделать. Наверное, это будет прикольно». И оно выстреливает.

Амбиции и планы

Какие у вас финансовые амбиции? Купили сыну квартиру, где-то его отучили?

Квартиру я ему не купила — нос не дорос. Он учится в Казани, ещё не понятно, где дальше будет, поэтому живёт в съёмной.

А так, мне интересно жильё. У меня хорошая квартира, но она, блин, в Северном.

Мой любимый район.

Да, здесь всё прекрасно, но я хочу смотреть не на соседний дом. Хочу большие окна. Но мне сложно решиться на переезд: у меня огромная квартира, 12 метров ванна с двумя окнами, четыре балкона. Просто прелесть. И я здесь одна, с котом.

У меня нет больших амбиций на тему чего-то себе накупить. Все деньги в бизнесе. Я плачу себе зарплату на карту. Отдых оплачиваю из личных средств предпринимателя. У меня нет накоплений.

Мы не работаем «в ноль»: я с этого бизнеса купила квартиру и не одну машину, езжу отдыхать. Но так, чтоб у меня была какая-то мошна, чтоб я могла закрыть на клюшку и успокоиться — нет.

Я хочу, чтобы мой бизнес стоил не один миллион долларов. Я прикидываю, что сейчас его возможно продать за один миллион. Может быть. Не знаю, как это считается.

В целом, глобально, куда это всё несётся? Какие у вас планы на ещё 10 лет?

Полностью забрать этот рынок.

И какая там у вас позиция? Как царевна? Или как грузчик и таскать коробки?

Слушайте, я человек, которому не нужны никакие регалии.

Я не приму на работу сотрудника, которому нужны регалии. Блин, я не готова вырезать из банок медальки и вешать на грудь. Идите в жопу.

Всё измеряется деньгами: хорошо работаешь — хорошо получаешь. Перед новым годом я им заплачу 13-ю зарплату, потому что люди пришли зарабатывать деньги. Им это важно, они за это благодарны, это часть лояльности.

Я не ощущаю себя царевной. Мне просто интересно. Что-то я уже сделала, что-то у меня уже получилось: чем больше делаешь, тем больше идей возникает.

Мы думаем не только про Россию. Идея в том, чтобы ещё куда-то выйти. У нас есть продажи на Амазоне. Полный шлак, но когда нас спрашивают, где в Америке купить варежку, я даю им эту ссылку.

Мест, куда продать — миллион.

Амбиции не позволяют жить спокойно. Я уже создала этот рынок. И я хочу дальше править на нём бал. Настолько, насколько получится. У нас сейчас есть идея с принтами. Скоро выйдут наши лимитки – и все просто обосрутся :).

Никто не умеет нормально принтовать шёлк. А мы сменили поставщиков, вышли напрямую на Китай, а китайцы, естественно, могут делать совершенно всё.

Татьяна Егорова на выставке в Воронеже

Допустим, через 10 лет вы продадите бизнес. За много миллионов долларов. И что дальше? Какая сверх-цель после продажи бизнеса?

Это открытый вопрос. Его же можно продать по-разному. Можно зайти управляющим на хорошую зарплату, а можно полностью отстраниться и передать детище. 

Я не считаю, что всё делаю правильно. Знаю людей, которые начали примерно так же, и сейчас продаются в «Золотом яблоке». Если я в «Золотом яблоке» не продаюсь, значит, я не сильно хороший управленец.

Мне не на что опираться, так что я руководствуюсь ощущениями. Я сильно регулирую бизнес от своих ресурсов: например, от объёма работы, который я сейчас готова выполнить. 

Сейчас я чувствую, что нужно немножко отдохнуть, а потом рвануть. В этом году мы продали 50 000 варежек, и я думаю, что следующая цель — 100 000. Главное, что есть куда расти.

Учусь слушать людей, которые что-то предлагают — я не диктатор. Последнее слово, конечно, за мной, но раньше я сильно хуже относилась к тому, что мне что-то говорят. Я — самый заинтересованный человек, но в коллективе есть очень лояльные сотрудники, у которых есть хорошие идеи.

Татьяна Егорова
 

Понравилось интервью? Читайте другие: вот алфавитный указатель — выбирайте на свой вкус. И подпишитесь на Рабдно в телеграме, инстаграме и ВКонтакте.
Вы не пропустите новые интервью, а нам будет приятно.


Ещё интересные интервью


Интервью с коммивояжёром

Пообщались с бывшим коммивояжером, который в свои 20 лет не только продержался более года в этой среде, попав в неё в 2010 году, но и сумел разобраться, как вытянуть из человека все деньги, как с помощью невербальных знаков заставить кого-то купить всё что угодно. Герой рассказал, что означают эти таинственные «Джус», «358», кто такие ОСЭ, и в чём, собственно, отличие подобных структур от деструктивных сект. Ради чего стоит поработать в прямых продажах, как это помогает научиться разбираться в людях и почему одни добиваются успеха в «секте», а другие остаются неудачниками в реальной жизни.

Томас Форсберг|14.04.20 9738
Набор для Dungeons & Dragons от Punga Miniatures
Интервью с варгейм-скульптором

Как запустить стартап на сотни тысяч долларов, если умеешь лепить из пластилина? Как доказать родителям, что вампиры-пираты оплатят за тебя ипотеку? И почему космодесантники — худший враг болезни Альцгеймера?

Томас Форсберг|25.03.21 9649
Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.