Эксперт по безопасности косметики в ЕС
Циля Зейман|21.01.21 3048
Какая косметика самая безопасная? Как ввести российский косметический продукт на европейские рынки? Какие сложности есть у производителей косметики и на что стоит обращать внимание потребителям? Рассказала Анастасия Харина — эксперт по выводу косметических продуктов в ЕС, работающая в Милане.

Просто я работаю асессором

Анастасия, чем вы занимаетесь?

Сложно сформулировать название профессии на русском языке. Regulatory affairs в косметике, я перевожу это как эксперт по нормативно-правовым вопросам в косметической отрасли. 

Помогаю косметическим компаниям выходить на рынок ЕС. Я не дистрибьютор.

У вас есть какое-то образование или дополнительная подготовка?

У меня два химических образования: одно в Украине, другое в Италии, Болонье. С другой стороны, у меня есть знание регламентов, аналог в России — специалист по сертификации. 

Кроме этого, я ещё и асессор по безопасности. 

По законодательству ЕС, каждый продукт должен быть безопасным, а его выход должен изначально сопровождаться отчётом по безопасности, который содержит всю информацию по продукту.

Правильно я понимаю, что вы живёте в Европе и всё это время занимаетесь сертификацией? 

Я живу в Милане. В косметике я 7 лет, пять лет непосредственно работаю как асессор по безопасности. 

Зачем нужна ваша работа?

Регламент вступил в силу в 2013 году, и европейское сообщество не было к нему готово. 

Раньше была другая система, были другие люди, которые курировали эти вопросы и могли работать на самом предприятии. Сейчас этим занимаются асессоры: у крупных предприятий они работают внутри компании, маленькие и средние предпочитают прибегать к услугам внешних асессоров. 

Должен ли асессор иметь какую-либо аккредитацию?

Конечно, он должен иметь подтверждающие документы. По закону, у него должен быть профильный диплом — например, химические науки, биология или другие смежные отрасли — и определённый опыт. Я вошла в профессию, сотрудничая с консалтинговой компанией, которая курирует косметическую ассоциацию косметики в Италии. Она решает вопросы 500+ членов этой ассоциации, включая все марки и итальянские бренды, которые широко всем известны. Плюс мы работаем не только с итальянскими компаниями, а с организациями со всего мира.

Вы работаете в основном с европейскими компаниями?

Сейчас я веду исключительно компании из России и стран СНГ, на другие у меня просто не хватает времени.

Вы можете перечислить несколько брендов?

Мы блюдём privacy наших клиентов, не раскрываем бренды. 

Наружная реклама косметики в Италии

А сколько брендов вы вывели на европейский рынок?

Я вывела 10–15 российских компаний, у каждой из которых по несколько брендов. Со многими работаю до сих пор. 

Все страны равны, но некоторые равнее

Вы работаете по каждому продукту отдельно?

Да, мы анализируем каждый продукт. Проверяем на соответствие законодательству, чтобы были только разрешённые ингредиенты. Или они были в определённой концентрации, если есть какие-то ограничения по ингредиентам. Также я провожу токсикологические расчёты по определённым параметрам. 

В России сначала проводятся тесты, подтверждаются декларациями соответствия. Здесь нет обязательных тестов кроме водосодержащих продуктов. Это называется челлендж-тест на систему консервантов, чтобы гарантировать безопасность продуктов. 

Кроме того, могут проводиться дополнительные тесты в зависимости от того, какие эффекты производитель хочет указать на упаковке. Если он даёт достаточно амбициозные обещания, то в Европе это оценивается намного строже, чем в России, и у вас нет специалистов в этом направлении. 

В России хотели внедрить такую же систему, но не получается: нет компетентных людей. В Европе тоже нет какого-то определённого чеклиста, и каждая страна интерпретирует клеймы (от marketing claims — маркетинговые заявления — прим. ред.) по-своему. 

Если получить сертификат в одной стране, можно продавать продукт во всём ЕС?

Нужно сразу оговорить, что система немного отличается. Нет сертификатов. Подтверждение факта, что продукт соответствует законодательству — это PIF (Product Information File) с подписью асессора. 

Асессор в этом случае несёт ответственность за оценку безопасности, в том числе и уголовную.

Косметическое оборудование на выставке

Если нет единого чек-листа и правил для всей Европы, получается, в каких-то странах пройти эту процедуру будет проще?

Хороший вопрос и очень сложный. Если вы не знаете, какого асессора выбрать, то покупаете закрытую коробку с сюрпризом, которая может взорваться в любой момент. 

Германия, Италия и Франция — это страны с очень сильной нормативно-правовой базой. Исторически сложилось, что всё производство косметики сосредоточено в этих странах. И существуют страны со слабой базой. 

Для брендов проще зарегистрироваться в Болгарии, Польше, и странах Прибалтики. Но у меня уже есть опыт работы с компаниями, которые после работы с асессорами из этих стран получили проблемы, вплоть до снятия продукта с рынка. 

Правильно я понимаю, что намного проще именно собственно польским и болгарским брендам?

Проще, если вы в принципе не особо амбициозная компания, которая не хочет продаваться на рынках Германии, Италии или во Франции. 

То есть если вы хотите продаваться в этих странах, всё равно возможно прохождение дополнительного контроля?

Да, такое возможно. Это уже контроль на внутреннем рынке и это зависит от авторитетных органов. Мы, например, точно знаем, насколько часто проверки проводятся здесь в Италии. Про Германию и Францию вообще молчу, там очень суровые авторитетные органы.

Российская косметика опаснее?

Получается, безопасность косметики тоже сильно зависит от страны производителя? Или общий уровень безопасности европейской косметики всё равно выше, чем у российской?

Здесь многое зависит от компании. Насколько она серьёзно ко всему этому подходит. Плюс проверки проводятся не только по документам, берётся продукт на рынке и тестируется. Например, у нас был случай, когда на продукте было написано «без парабенов», а нашли следы парабенов. 

Вы как химик считаете, парабены опасны?

Ну смотрите, не многие знают, что в продуктах от кашля содержатся парабены как консерванты, но почему-то сиропы от кашля никто не гнобит. Все сосредоточились на косметике. Нельзя смешивать все парабены. Есть небольшая группа длинноцепочечных парабенов, которые показали небольшую возможность канцерогенности. 

По разрешённым сейчас в Европе парабенам нет никакой научной информации, что они провоцируют деформацию клеток.

Стенд с косметической выставки в Италии.

Есть какие-то ингредиенты, которые достаточно часто встречаются в Российской косметике, но запрещены или сильно ограничены в Европе?

Поскольку регламент таможенного союза (ТС ЕАЭС — прим. ред.) был практически скопирован с европейского, то и списки были также скопированы. Российская Парфюмерно-Косметическая Организация является членом-корреспондентом в комитете обеспечения безопасности потребителей ЕС, они мониторят все ингредиенты.

Если в Европе выходит что-то новое, это сразу же отображается на регламенте таможенного союза. Потому маловероятно, чтобы в России применяли отличные от Европы допустимые ингредиенты. Сейчас Европа диктует правила безопасности всему миру. 

Даже США?

С США сложно, потому что у них другой подход. Их закон не менялся с 1938 года. Только в сентябре 2020 года в штате Калифорния наконец запретили 12 токсичных ингредиентов, в том числе формальдегид, который в Европе запрещён бог знает сколько лет. 

Получается, российская косметика такая же безопасная, как европейская?

Не могу сказать за всю косметику, есть ещё белые пятна, так как я не мониторю ваш внутренний рынок. Но насколько я знаю по своему опыту, российская косметика не уступает ни по качеству, ни по безопасности европейской.

Крупные производители пользуются услугами серьёзных сертификационных органов. Чтобы вы понимали: сертификация по нормам ISO не является обязательной. И даже в Европе не все предприятия имеют такой сертификат. Но практически все мои российские клиенты сертифицированы.

Как это работает

Сколько шагов должен пройти продукт для выхода на Европейский рынок и сколько времени это занимает?

Первый шаг — определение юридического представительства. Это может быть офис, открытый в любой стране, с зарегистрированными юридическими данными компании. Либо это может быть дистрибьютор. Но это довольно опасная возможность, потому что дистрибьютор в таком случае должен иметь доступ ко всей очень чувствительной и конфиденциальной информации на каждый продукт. 

То есть он должен иметь доступ к формуле?

Да, к формуле и ко всей документации, даже на сырьё. 

Косметическое сырье на выставке

Получается, если есть возможность — лучше открывать свой офис? 

Да. Тем более, если они захотят поменять дистрибьютора, а у него есть вся информация на руках, это может быть не очень приятно. Были прецеденты, когда дистрибьюторы не очень хотели коллаборировать и тянули одеяло на себя. Я каждый раз объясняю компаниям все возможные проблемы.

Каков второй шаг регистрации продукта?

Второй шаг — составление PIF. Это файл, который содержит всю информацию о продукте: сырьё, формула, производство, упаковка, тесты на стабильность, тесты на совместимость. Вся информация проверяется асессором. 

Как и где проходят эти тесты?

Тесты на совместимость и тесты на стабильность могут проводиться непосредственно на предприятии без привлечения сторонней лаборатории, так как в Европе это не регулируется.

Тест на устойчивость системы консервантов длится 28 дней. Его можно провести в лабораториях России, и мы их с удовольствием принимаем. 

Сколько времени вы как асессор берёте на проверку? 

На один PIF я даю две недели. Но я один из немногих настолько доскональных русскоязычных асессоров в Европе. Я это говорю не для того, чтобы себя похвалить. Просто я знаю проблематику именно российских производителей и ищу решение для каждой проблемы. 

На стадии этикетки сыпется много компаний, приходится переделывать клеймы. Бывает, продукт готов, а этикетка ещё нет. Обязательно нужно закладывать время на согласование этикетки и на её печать. Подчас быстрее сделать продукт, чем этикетку. 

Выходит, продукт должен получить документы на готовый дизайн этикетки?

Да.

Ох, непросто…

Да, на словах непросто. Сначала все пугаются, но когда мы начинаем работу, всё становится по полочкам. 

Расскажите о третьем этапе.

Третий этап — это нотификация. Её производят, когда продукт уже готов выйти на рынок ЕС, и вот сейчас он должен приехать на таможню какой-то из стран ЕС. Нотификацию можно провести за несколько минут. Нужно внести все данные о продукте (формула, этикетка продукта) в систему, после чего она выдаёт так называемый CPNP-номер, который необходим для растаможки. 

То есть вы составили PIF, получили CPNP-номер — и можно сразу ввозить и продавать?

Да, но… Всегда есть но. Что происходит потом? У продукта на рынке могут проходить проверки и возникать проблемы. Например, у потребителя возникли нежелательные реакции. Компания в таком случае может не знать, что ей делать. Если компания не умеет себя вести, мы ей помогаем. Авторитетным органам нужно давать конкретно те документы, которые они запрашивают. 

На самом деле я люблю такие проблемные случаи. Они меня ставят в другие рамки и дают по-новому посмотреть на свою работу.

Одна компания пришла ко мне с гомеопатическим продуктом — это напрямую не относится к моей работе. Им нужно было уточнить вопрос по претензии от авторитетного органа. Я нашла международную ассоциацию гомеопатов и спросила их мнение, и они мне помогли.

Оборудование для косметической промышленности

Что можно и нельзя в Европе

Если компания заявляет свой продукт как веганский или эко, они должны проходить дополнительную сертификацию, прежде чем писать такое на этикетках?

Это никаким образом не регулируется в плане маркировки. Вы можете поставить свой фантазийный значок либо прибегнуть к известному сертификационному органу, который проверит вашу формулу или сырьё на определённые ингредиенты.

У вас был опыт получения таких сертификатов для клиентов?

Конкретно мои клиенты обращались напрямую, но в принципе мы можем их каким-то образом состыковать с сертификационными органами. 

А если изменения вносятся в дизайн этикетки и не касаются состава, каждый раз нужно вносить изменения в PIF?

Каждый раз нужно спрашивать мнение асессора. Возможно, изменилось позиционирование или маркетинговый посыл. Нужно проверить, чтобы эта информация не привела к проблемам или претензиям. Это особенно касается клеймов. Например, в России любят эпитеты «противовоспалительные», «антибактериальные». Всё то, что не является по сути косметикой. 

В России больше свободы по маркетинговым заявлениям, в Европе такое просто не пройдёт. 

То есть в Европе нельзя написать на обычном креме для рук «антибактериальный»?

Да, всё что убивает бактерии, как-то контролирует бактерии, будет подпадать не под косметический регламент, а под регламент по биоцидам. Совершенно другой тип регистрации, другие клеймы и подтверждения. Такие гибридные продукты не имеют места в Европе. 

Получается, даже шампунь «против перхоти» просто так не провезёшь?

Да, поэтому я советую брендам так переформулировать клеймы, чтобы потребитель понял всё правильно, но смягчить их с законодательной точки зрения. Спасает, что в английском языке есть различные синонимы. И иногда мы можем вытянуть какой-то клейм на английском, что в русском не получилось бы. 

Поскольку нет точных списков, что можно и нельзя, все, по сути, могут прописать, что хотят. Главное, чтобы потом авторитетные органы не подали в суд. Как пишется на техническом документе, только суд решает, какой клейм допустим или недопустим. 

В России есть деление косметики на профессиональную, аптечную или масс-маркет. Но по факту это маркетинговое самоопределение брендов, которое никак не регулируется. В Европе есть такое деление? И нужно ли это как-то отдельно сертифицировать?

Есть какие-то профессиональные средства, например, окрашивание, которые позиционируются именно для профессионального использования. Есть набор ингредиентов, при наличии которых в определённых концентрациях необходимо указывать, что это продукт для профессионального использования. То есть он должен использоваться только квалифицированными специалистами.

А распространяться это должно через каналы, доступные только специалистам, или может купить любой человек?

Такие маркетинговые факторы не регламентируются. Это уже на совести компании. 

Стенд с косметической выставки в Ю.Корее.

То есть компания должна написать на упаковке «для профессионального использования» и далее она чиста?

Для избегания неприятностей она должна позаботиться об обучении, чтобы персонал использовал продукт с такой надписью корректно. У нас были случаи, когда компания попадала в суд из-за неправильного использования продукта оператором (косметологом) или покупателем. Особенно это касается каких-то кислот, аппаратной косметологии или косметологических процедур. 

Был у нас случай, когда один профессионал разбавил продукт, который был на основе эфирных масел, сделал обёртывание. Эфирные масла всплыли на поверхность, и клиентка получила ожог. Виноват не продукт, а профессионал, который неправильно модифицировал продукт. 

Предупреждающие надписи важны в том числе для защиты компаний от таких ситуаций. 

О сырье и формулах

Как идёт отбор сырья в Европе?

Европейские производители сырья сильно заботятся о качестве. Им важно, чтобы сырьё показало эффективность в исследованиях. Проводятся отдельные специализированные выставки сырья. Кстати, большинство российских компаний использует европейское сырьё. Но очень много экстрактов именно российского происхождения, притом что они очень хорошо позиционированы и хорошо производятся с точки зрения безопасности. 

Если бренд заявляет, что у него используется экстракт чёрной икры, он должен доказать это лабораторными исследованиями или предоставить формулу?

Это вопрос с подковыркой. 

По законодательству, если ингредиент указан в составе, он должен быть. Но там может быть 0,00001%, чтобы написать его на этикетке. Другие же компании могут исследовать свой продукт именно с этим ингредиентом и без него с плацебо. И показать, что именно этот ингредиент работает. Но это дорого. 

Может быть такое, что для российского рынка компания делает с одной формулой, а для европейского, чтобы соответствовать регламенту, с другой?

Я не могу сказать обо всех компаниях. У тех, с которыми я работаю, одна рецептура как на Европу, так и на Россию. То же самое касается работы по лицензии под брендом: рецептуры не отличаются, поскольку им важна воспроизводимость, важен результат от продукта. 

Символ Болоньи.

О Natura Siberica

Вы живёте в сердце Европы. Есть какие-то российские бренды косметики, которые у вас не боятся покупать и покупают с удовольствием?

Самый известный бренд, это, наверное, Natura Siberica. Я каждый год наблюдаю большой ажиотаж у их стенда на международной выставке в Салониках. Они очень красиво и грамотно себя продвигают, у них есть различные линейки, которые позиционируются как органическая косметика, и бренд узнаваем. Он представлен в обычных магазинах, линейки постоянно расширяются. У меня буквально в нескольких шагах от дома есть супермаркет и «Натура Сиберика» там продаётся. 

Это мультибрендовый магазин?

Да, обычный масс-маркет. 

У Natura Siberica очень хороший, не избитый маркетинговый посыл — «косметика из Сибири из диких трав». Хотя косметика, которая идёт на Европу, производится в Прибалтике по лицензии. 

Как привлечь европейского потребителя

На что сейчас европейский потребитель обращает внимание, что нужно, чтобы его привлечь? Какие есть тренды?

Уже уходит прочитка и разбор составов. Это неинтересно и иногда не эффективно. Мы не знаем концентрации ингредиентов, и мы не знаем, работают они или нет.

Вся история с COVID-19 просто ускорила развитие некоторых запросов от потребителей к их компаниям. Сейчас есть тренд, чтобы косметика была хотя бы приближена к салонной, то есть давала эффект салонной процедуры, чтобы это была обязательно эффективная косметика. 

По моему мнению — и это подтверждают маркетинговые исследования — люди будут искать информацию об эффективности косметики. А этого можно добиться только тестированием. 

Должен тестироваться на эффективность какой-то ингредиент в определённой концентрации, а производитель потом подтвердит концентрацию в средстве?

В Европе такое не прокатывает. В рекомендациях по клеймам прописано, что если эффект достигается за счёт ингредиента, это не значит, что эффект будет распространяться на весь продукт. Прямо так и прописано. 

Производитель сырья производит тесты только на самых базовых формулах. А эффективность сильно зависит от взаимодействий. Поэтому нужно тестировать конкретный продукт. Это зависит от компании. 

Если производитель крема хочет сказать, что видимость морщин уменьшается, он должен это доказать экспериментально. Себестоимость продукта увеличивается, но он получает больше доверие потребителя. 

Понравилось интервью? Читайте другие: вот алфавитный указатель — выбирайте на свой вкус. И подпишитесь на Рабдно в телеграме, инстаграме и ВКонтакте.
Вы не пропустите новые интервью, а нам будет приятно.


Ещё интересные интервью


Интервью с порноактрисой
Интервью с юной BDSM-порноактрисой

Что делать, если соседи долбятся в стену прямо во время оргазма? Как получить удовольствие от жёсткой порки и где продавать свои ролики? Что делать, если порно с тобой в главной роли смотрят друзья?

Томас Форсберг|13.07.20 9747
Петр Фадеев и продукция компани CBD
Мейд ин Раша. Интервью с Петром Фадеевым, который 20 с лишним лет выпускает глушители CBD

Пётр Фадеев под маркой CBD c 1997 года выпускает выхлопные системы и другое оборудование для российских и иностранных автомобилей. Прошлый самоизоляционный год он закрыл в плюсе на несколько сотен миллионов рублей. Пётр рассказал нам, почему на отечественном производстве ещё рано ставить крест, как делать востребованный товар, и когда в нашей жизни настанет пора менять глушитель.

Ежи Симбин|16.03.21 9637
Вид на похороны из могилы
Между жизнью и смертью. Интервью с владельцем похоронного агентства Ильей Болтуновым

Илья Болтунов, владелец и создатель сети похоронных домов «Журавли» подробно рассказал нам о том, как в России устроен похоронный бизнес, сколько люди тратят на похороны близких и сколько на этом зарабатывают честные и не очень предприниматели. С одной стороны у нашего героя интервью — теневые схемы, подкупленные госслужащие и рэкет из 90-х — чему приходится противостоять. С другой — честная цена на рынке, честные способы получать заказы: рекомендации, прижизненные договоры, уход за могилой, франшиза.

Ежи Симбин|10.11.19 8791
Поэт Алина Витухновская
Интервью с Алиной Витухновской

Как 21-летней девочке удалось расшевелить всю западную прессу? Как попасть к Доренко на ОРТ и на чай к начальнику Бутырки? И почему роль писателя в России унизительна и бессмысленна?

Томас Форсберг|15.01.21 8516
Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.