Горный гид альпинист Александр Абрамов — ваш проводник туда, «где люди встречаются с небом».
Алекс Громов|29.11.19 6675
Александр Абрамов — альпинист экстракласса, 10 раз был на вершине Эвереста. Пожалуй, главный в России и один из ведущих в мире экспертов по высокогорным экспедициям. Он рассказал, зачем люди идут в горы и от чего там гибнут. А также сколько стоит взойти на высочайшую вершину планеты, и на какой высоте стирается грань между мужчиной и женщиной.

Клуб «7 вершин»

Альпинисты клуба «7 вершин» на Эльбрусе

Расскажите немного, как устроен ваш бизнес? 

По сути, мы туристическая компания, но я всегда рассматриваю её скорее как клуб альпинистов. Поэтому она и называется именно клуб «7 вершин», а не ООО. 

Я сам воспитан в альпклубах, и это не то место, где просто покупают путевку. Каждая экспедиция — это целая жизнь. Начинается с создания общего воцап-чата, а дальше — дни рождения, какие-то праздники, совместные планы на следующие поездки.

Наш клуб назван «7 вершин» в честь семи самых высоких пиков каждого из континентов. Я сам поражен, но мы работаем в сорока горных районах. Повсюду в мире, где есть горы, у нас есть программы. Русских возим везде, иностранцев — в основном на Эльбрус, на Эверест и в Антарктиду.

Экспедиция на Килиманджаро

Кто такой горный гид и сколько зарабатывает

Какова роль гида?

Гид — один из основных инструментов процесса. Это лицо компании, и от его личности зависит очень многое.

Восхождение на Эверест

Продающего менеджера клиенты порой в глаза не видят. А гид проводит с ними 10-15-20 дней или даже два месяца, как в случае Эвереста.

Работа гида — примерно как у воспитателя старшей группы детского сада. 

Ведь приходят люди совершенно разные. Кто-то подготовленный, а кто-то физически слабый, психологически слабый, нужно утешать, поддерживать.

У горнолыжных гидов, допустим, в Красной поляне, ситуация немного разнится. Утром он берёт с группы деньги, поднимается с ними на канатке и безопасно спускает их по какому-то суперкулуару. «Всё, ребят, до свидания, завтра у меня другая группа». 

Восхождение на Мак-Кинли

Наши гиды в далеких странах работают 24 на 7. Если в три часа ночи у клиента проблема, не знаю, заболел живот, я проснусь и пойду её решать. Причем с удовольствием, и для меня это тоже будет приключение. 

Альпинистский гид — это тот, кто любит людей, готов заботиться и вкладывать душу. 

Если он делает успешные безопасные восхождения плюс сам по себе интересная личность, то люди вернутся, чтобы пойти с ним еще раз, и, соответственно, с нашей компанией.

Сколько зарабатывает гид?

За 30 дней гид зарабатывает минимум 3 тысячи долларов. Грубо говоря, 100 долларов в день — минимальная ставка, которую мы платим.

Плюс к этому, клиенты могут дать чаевые, фирма — какие-то бонусы, в результате выходит по 4–5 тысяч долларов в месяц. 

Есть те, кто живет только этим, 11 месяцев в году работает, а месяц отдыхает с семьёй на море. А есть классные гиды, но им достаточно водить людей в горы 3–4 месяца в году. Они работают в том числе на высотных работах. Или он, допустим, художник и не хочет так много ездить. 

Треккинг в Непале

Конечно, я предпочитаю тех, кто готов отдаваться работе на 100%. Но такого потока, чтобы 10 гидов загрузить работой на 11 месяцев, у нас нет. Реальная загрузка — по 6 месяцев в году. Постоянно у нас работает Володя Котляр. Я, бывает, по 6 месяцев провожу в горах, остальное время, как президент клуба «7 вершин», провожу в офисе. 

По полгода в офисе — как форму держите?

Моя форма — мой рабочий инструмент. Любой гид должен быть априори сильнее любого своего клиента, только в этом случае имеет смысл ему платить. Сильнее как теоретически — знать о горах больше, иметь больше опыта, так и морально, и физически.

Поэтому я всё делаю для своей работы. Вот, сегодня пришел в офис только к 13:30 — с утра побегал, сделал зарядку. Считаю, каждый человек обязан хотя бы час, а это 4% от суток, посвятить физкультуре на улице.

Как нас учили, у альпиниста должен быть такой запас: взойти на гору, спуститься, узнать, что начинаются спасработы, покушать и еще раз взойти и спуститься.

Сейчас мне 56, многие к этому возрасту уже сдались, скрючились. А я уже 38 лет занимаюсь альпинизмом и не пью никакие таблетки.

Подготовка к горному восхождению

Шерпы

Кто такие шерпы?

Шерпы — это рабочие лошадки высокогорья, без них бы не было массовых восхождений на Эверест.

Изначально это народность, которая живет в ущельях Гималаев. Англичане и швейцарцы нанимали шерпов носильщиками в первые экспедиции. Спустя много поколений это стало для них национальной профессией, а слово «шерп» или «шерпа» часто используется как синоним слова «носильщик».

Шерпы

Есть обычные шерпы, они же бывают и погонщиками яков, доставляют груз до базового лагеря. А есть расхожее понятие «высотные шерпы», может звучать как “high altitude porter”. Это уже такие профессиональные альпинисты. 

Они идут с грузами выше базового лагеря, ставят палатки, лестницы, провешивают перила, кормят восходителей, сопровождают их до вершины и обратно. 

Почём восхождение и почему так дорого

Сколько стоит подняться на Эверест?

Мы разнесли наши предложения разных ценовых сегментов по разным брендам. Теперь у нас есть клуб «Горняшка», он предлагает более бюджетные варианты, а клуб «7 вершин» организует экспедиции по высшему разряду. 

Подняться одному человеку на Эверест с клубом «7 вершин» стоит 75 тысяч долларов.

Там работают лучшие гиды, лучшие шерпы, есть запасные шерпы, максимальное количество кислорода. Еще туда добавлено очень много вещей — нужных, но без которых теоретически можно прожить. Допустим, приезжает чилийский повар, который просто сумасшедше вкусно готовит. Есть даже дощатый пол, обогрев и кровати в палатках.

Ночевка в горах

Также мы в этом году делаем экспедицию за 49 900 долларов. Там есть всё, что нужно, но без излишеств. Если у вас достаточный опыт восхождений, вам это подойдет. 

Самый дешевый вариант Эвереста будет стоить 36 тысяч. Там минимально необходимое количество кислорода, есть шерпы, но нет гидов. Нет врача, нет зарубежных поваров и еще много чего нет.

Экспедицию организует непальская компания, одна из лучших. А мы продаём эту опцию как турагентство плюс консультируем, ведь у людей при подготовке масса вопросов. И им не приходиться переписываться с непальцами на английском, а можно приехать к нам в офис и всё спросить.

Недешево. Что туда входит?

Только пермит на одного человека со стороны Тибета стоит 15 тысяч долларов.

На одного шерпу, они сейчас подняли цену, 4,5 тысячи. Пермит — это ничто, просто плата за разрешение там находиться. Повар, которого я везу, это еще 4,5 тысячи долларов. Едут 3 повара и 3 гида: я и еще двое. Нам троим тоже нужны пермиты, то есть еще 45 тысяч ложатся грузом на всех.

Базовый лагерь Эвереста

Кислород. По 10 баллонов на участника плюс по 4 баллона на шерпу (1,5 шерпы на каждого) плюс кислород для гидов. Получается, один участник оплачивает где-то 20 баллонов, каждый с доставками по 500 долларов минимум.

Это я не говорю про палатки, продукты, газ, которые мы покупаем. Около 100 тысяч долларов уходит на заброску снаряжения яками: мы используем 300 яков по 300 долларов каждый.

Базовый лагерь Эвереста

И так далее. Расходов очень много, можно долго перечислять.

Тому заплати, этому заплати. Что-то остается хозяину бизнеса? Что с маржинальностью?

В один год достаточно крупную экспедицию делали в минус. Я как бизнесмен тогда просчитался и вложил свои 15 тысяч долларов. Это было почти 10 лет назад, цена была 44 тысячи с человека, были совершенно другие расценки на всё.

Но если 12 лет работаем и не разорились, значит, ведём, я надеюсь, правильную финансовую политику. Приходится, как в любом бизнесе, балансировать между ценой рынка, потребностями клиентов, возможностями клиентов и нашими возможностями.

Базовый лагерь Эвереста

У нас есть программы дорогие, есть дешевые. Очень много поездок делаем по ценам на уровне рыночных. Может, чуть дороже, поскольку используем только хорошие гостиницы и транспорт, только хороших, дорогих гидов.

На дешевых программах наценка должна быть выше, потому что есть накладные расходы на работу с одним клиентом. Менеджер ведёт приблизительно одинаковый объем переписки и с тем, кто платит тысячу долларов, и с тем, кто платит 70.

Всего с нами путешествует порядка тысячи человек в год. Из них порядка 400 на Эльбрус, это одна из самых дешевых поездок. 

Сколько стоит сходить с вами на Эльбрус?

Порядка тысячи долларов, и туда входит очень много. Все переезды транспортом, готовка на горе, приюты, канатные дороги. Люди живут и питаются 8 дней, с ними работают гиды.

Вряд ли люди тратят такую сумму, сидя неделю дома. Но для поездки, где столько перемещений и с тобой работает столько людей, это очень невысокая цена.

Отель на Эльбрусе

Эверест — самый дорогой ваш продукт? 

Вообще, да. У нас еще есть массив Винсона в Антарктиде, там цены сопоставимы. Восхождение 44 тысячи, кажется.

Сложные клиенты

Несколько миллионов на поездку — довольно дорого для офисного сотрудника, даже топ-менеджера. Кто ваш клиент в России — магнаты, банкиры, олигархи? 

Конечно, не все наши клиенты миллионеры. Эверест — это всего лишь 10–15 человек в год, Антарктида — еще 10–15. На всю страну таких людей единицы, и на этом не построишь поточный бизнес.

Горный отель на горе Монблан

Сложно работать с такими людьми? У них есть особые запросы, они вредничают? 

Все абсолютно разные. Всё зависит от человека, от его понимания и жизненного опыта. Скажу другое: в горы идут люди с сильных характером, которые умеют терпеть. И как раз бизнесмены, владельцы компаний, скажем так, правильнее всего понимают жизнь. 

У меня в одной экспедиция на Эверест 9 человек из 12 были владельцами и руководителями крупных предприятий. Я сделал вывод, что управлять ими намного проще. 

Люди, которые достигли высот, умеют как руководить, так и подчиняться. А больше всего выпендривается тот, кто не достиг и пытается самореализоваться. Начинает спорить с гидом или доказывать, что он не хуже.

Базовый лагерь Эвереста

Вообще, есть у вас такое понятие как проблемный клиент? Какой клиент самый сложный?

Конечно, такие люди есть, но они проявляют себя на самых ранних этапах. Начинают разбирать договор, предлагают поменять в нём формулировки. Чаще всего я говорю, давайте просто вернём ему деньги? Если он нам уже не доверяет, то как мы дальше будем в горах с ним общаться? Это моё чутьё бизнесмена. 

Самые сложные люди для меня в экспедициях — это бывшие спортсмены, у которых есть определенные регалии.

Чаще всего они получили деньги у спонсоров и очень боятся их не отработать. Эти как раз могут тебе и скандал устроить, мол, Абрамов чем-то лучше меня и так далее. Хотя они ни разу не были, допустим, на восьмитысячнике, а я был там уже 14 раз. 

С людьми, кто занимается бизнесом, у кого есть деньги, говорить как раз просто. Он один раз принял решение, что идет с тобой, и дальше он тебе доверяет.

Базовый лагерь Эвереста

Смерть в горах

Нельзя не спросить про опасности высотных восхождений. Больше всего драмы в публичном поле вокруг Эвереста, но сколько людей там реально гибнет?

Эверест — не самая опасная гора в мире. Допустим, статистика на К-2 — погибших чуть больше, чем взошедших.

В самом начале на Эвересте была плохая статистика потому, что гору только осваивали, выбирали неправильные пути. Сейчас это одна из самых безопасных вершин-восьмитысячников. Хорошо отработана логистика: приюты, гиды, веревки, шерпы.

Базовый лагерь Эвереста

Если раньше гибло до 5%, и ты знал, что из 100 человек, встреченных в базовом лагере, пятеро могут не вернуться. Сейчас эта цифра около 1%.

Как вам фильм «Эверест»?

Очень жизненный фильм, ничего не придумали. Кроме того, что Букреев был гитарист, а в фильме он играет на гармошке. И что люди снимают кислородную маску, чтобы поговорить. В остальном те события 96 года описаны абсолютно четко, я читал все три книжки свидетелей.

От чего люди гибнут чаще всего?

Во-первых, от гордыни. Хотят совершить невозможное. На таких высотах человек находится практически между жизнью и смертью. И полдела залезть, надо еще спуститься. А люди часто экономят, идут неподготовленные, без должного обеспечения.

Кислород на Эвересте

Человек думает, грубо говоря, все вокруг дураки, тратят кучу денег на безопасность. А я самый умный, сейчас заплачу немного, пойду без рации, шерпов, кислорода.

Как это случилось, допустим, с британцем Дэвидом Шарпом. Может, у него и не было этих денег, поэтому пришлось сделать такой выбор. 

Альпинист пошел без всего и в итоге пролежал на гребне 3 дня. Мимо него шли подготовленные экспедиции, давали ему подышать кислородом. Но, так как он сам уже ноги не передвигал, ему не смогли ничем помочь.

Спасательные работы на высоте — это громадный труд. У нас в тот год тоже на горе погибал клиент. Его спускали 20 шерпов. А если у тебя нет ни одного шерпа, кто тебя спустит?

Спасательные работы на Эвересте

Более того, когда идет экспедиция, допустим, шесть участников, шесть шерпов и один гид. Что я могу сделать своими шестью шерпами? Я должен всем клиентам сказать, так, ребята, все по домам, а сейчас я и все шерпы впрягаемся тащить его вниз?

Всё классно, кроме одного: эти шестеро — тоже люди, они приехали сюда и ждали восхождения два месяца. А до этого как минимум год, как максимум — пять лет они тренировались и копили деньги. А теперь, из-за одного человека, который решил, что он самый крутой, не взойдут остальные. 

То есть правильно говорят, что сострадание выше 8 000 не работает?

Это очень сложный моральный вопрос. Я как гид несу ответственность, в первую очередь, перед моими клиентами. И даже если все шестеро скажут, Саш, мы готовы отказаться от восхождения, спускайте этого человека, даже тогда я не смогу помочь. Если я не хочу, чтобы мои клиенты легли рядом с кем-то другим, я не могу их просто отправить вниз, мне нужно вместе с ними послать всех шерпов.

Приведу такой пример, наверное, вы поймёте. Тонут несколько детей, из них один — ваш. Кого будете вытаскивать? Вот и весь ответ.

А если заболевает участник твоей экспедиции, гиду приходится выбирать: спускать вниз заболевшего или идти наверх, удовлетворять свои амбиции. Профессиональный гид, естественно, выберет первое. Безопасность — это главное, и ничьи амбиции не должны ей противоречить, об этом даже написано в уставе гидов.

Снегопад на Эвересте

В ваших экспедициях погибали люди?

Да. У меня было где-то 22 экспедиции на восьмитысячники, в ходе которых погибли 5 человек. В основном, люди нарушали какие-то очень серьезные вещи, скрывали свою болезнь. Двое из них были в последней стадии рака, но не сказали об этом.

Чтобы человек просто шёл-шёл и умер, такого не было. Или чтобы все ушли, а один остался в верхнем лагере, такого тоже не было, слава богу. Был один случай, когда я всем сказал спускаться. Проверили все палатки, все ушли, шерпы ушли. Я смотрю — в одной палатке горит свет. Пришлось подняться 100 метров вверх на 8 300, чтобы забрать человека.

Спасательные работы на Эльбрусе

Он говорит, я всё слышал, но решил, завтра спущусь. А приближалась непогода, которая стояла потом 5 дней. То, что я его забрал, просто спасло ему жизнь. 

Я к безопасности отношусь очень серьезно и не дам человеку просто так спокойненько помереть, даже при его большом желании.

А смерть на высоте — насколько она долгая и мучительная ? Или человек просто засыпает?

Я сам пока не умирал, мне трудно точно ответить, но думаю об этом периодически. Если вас, скажем, прихлопнуло камнем на скальном восхождении, никаких мучений. 

Восхождение на Эверест

А без кислорода на высоте — да, человек может достаточно долго помирать, замерзать и так далее. Сколько таких историй было, когда баллоны закончились, их украли люди из другой экспедиции, перемерз клапан, еще что-то.

Тебе хватает кислорода, чтобы лежать, но не чтобы двигаться. Сделал 10 шагов и садишься без сил. 

И мозг на такой высоте очень глючит, реально сильные галлюцинации, начинаешь неправильно принимать решения. Мне много кто о таком рассказывал.

Один, проснувшись утром без кислорода, убеждал товарищей, что не надо никуда идти, что такси скоро приедет, «я уже вызвал». Другому казалось, что он плывет на яхте, вокруг пальмы, и всё хорошо.

Я сам как-то раз на спуске выручил кого-то — отдал свой кислород, мне поплохело сразу же. В какой-то момент случилось расщепление личности, нас стало трое, и всю дорогу я разговаривал с «директором» и со своей кислородной маской. Просил не так сильно давить на очки.

Жесткий случай

Расскажите какую-нибудь жесть.

Пробки — жесть. В мае 2019 у нас в экспедиции на Эверест проблема была такая. Долго стояла плохая погода, а когда улучшилась, на восхождение разом ломанулось примерно 150 человек. Везде на технически сложных участках были дикие очереди, та же проблема и на спуске.

Вершина Эвереста

При мне даже погиб один австралиец — сорвался и повис поперёк лестницы. С него слетела маска, а беседка врезалась в тело. За ним шло человек 20, возникла паника и затор. А как раз в это время погода испортилась, и начиналась пурга. 

Из опытных гидов я был ближе всех, но когда спустился к нему, он уже не дышал. Пришлось даже проводить спасработы, перемещать тело, еще теплое, в сторону от того места. В итоге мы потеряли около получаса, а там каждая минута на счету.

Восхождение на Монблан

Зачем ходят в горы

Почему люди идут туда, несмотря на весь риск? 

Вы, допустим, любите водить машину. Вы знаете, что это опасно, но, тем не менее, всегда с удовольствием садитесь за руль. С горами, я думаю, та же история. 

Вершина Эвереста

Плюс в современной жизни не хватает стрессовых ситуаций, которые у людей были всегда, еще с каменного века. То тигр у пещеры, то сосед пришел с дубинкой твою жену отбирать. Инстинкт борьбы он врождённый, люди боролись постоянно, и это делало их сильнее. 

В спорте, мне кажется, то же самое, это как война. Воевать нельзя, но можно соревноваться. Бизнес — тоже спорт, в результате которого вы зарабатываете какие-то фишки, которые люди назвали долларами. Набрал больше фишек — ты победитель. 

Стал ли богатым

По поводу фишек-долларов. Ваше занятие сделало вас богатым? Полмиллиона рублей в месяц на личном счете имеете?

Не знаю, сколько я зарабатываю в месяц, но такая сумма, цена подержанного автомобиля, меня не пугает. Я знаю, что топ-менеджеры газпрома имеют и по 3 миллиона в месяц, но насколько они там счастливы в своих офисах на совещаниях?

Экспедиция на Эверест

Стал я богатым или нет — сложный вопрос, но то, что у меня очень интересная жизнь — это точно. Каждая поездка в горы для меня — это яркое, выжженное в мозгу лазером, светлое пятно. А сидение в городе — это такая серая полоска. Я никогда не вспомню, что делал в пятницу такого-то числа, такого-то года. Но если меня спросить, помнишь, в 12 году ты был на Эвересте? Помнишь, 3 мая мы были там-то с тем-то человеком? Я смогу весь день восстановить в голове и вам рассказать. 

А вот всё остальное… Да, чтобы жить, надо зарабатывать какие-то фишки, это 100%, но это как раз не настолько интересно.

Женщины в горах

Над чем шутят альпинисты?

Выше 4 тысяч стирается грань между мужчиной и женщиной. 

Еще принято называть женщин «тётками», но это никого не обижает. Вообще, в альпинизме к женщинам специфическое отношение. Когда по 2 месяца вы проводите вместе в замкнутых условиях, как на подводной лодке, ты уже не видишь в ней представителя противоположного пола.

Восхождение на Эльбрус

Там женщина — это, в первую очередь, друг, на которого можно положиться. Твой друг, только тётка. И даже если секс, то очень часто — по дружбе.

Много кто вместе ходят в горы, а потом женятся и рожают детей?

А только так и возможно. У меня четверо детей от трёх мам. Все эти мамы сейчас работают горными гидами и изначально были альпинистками. 

Мы с Людмилой Коробешко, моей женой, вместе 18 лет. Она директор клуба «7 вершин», 3 раза сходила на Эверест. У нас очень много интересного общего, и мы даже друг другу говорим, что мы больше друзья, чем супруги.

Альпинисты в палатке

Как покорить вершину

Какое напутствие можете дать тем, кто думает совершить горное восхождение?

Мне как-то пришла в голову такая мысль. 

Горы — это место, где люди встречаются с небом.

И это не только географическая точка, но и большой этап в жизни. Первый шаг — очень сильно захотеть. Второй — посвятить этому желанию а) очень много времени, тире, денег и б) времени на тренировки, тире, внутренних сил. И когда человек достигает цели, я видел это во всех экспедициях, он становится совершенно другим, переосмысливает свою жизнь. 

Альпинизм вообще учит ставить реальные цели и достигать их. Не любой ценой, как делают самоубийцы, а оптимальным способом. Всё рассчитать, найти безопасный маршрут, правильно подобрать команду, снаряжение и взойти.

При этом команда — самое главное. Нельзя ходить в горы со случайными людьми. Нельзя жизнь проводить со случайными людьми.

Экспедиция на Монблан


Ещё интересные интервью


видеть себя во сне со стороны
Интервью со специалистом по сновидениям Ярославом Филатовым

Ярослав Александрович Филатов, психиатр, автор первого в Рунете научного интернет-сонника с 15 000 зарегистрированных пользователей рассказывает, как работает наш мозг во сне, как правильно подойти к толкованию сна? хорошо ли это – летать во сне, почему снятся умершие люди и можно ли реально умереть во сне.

Ежи Симбин|30.08.19 9537
Продавец в региональном сексшопе

Девушка из магазина товаров для взрослых рассказывает о рабочих буднях. Почему мигранты из ближнего зарубежья задерживаются в магазине дольше всех, есть ли секс после 60 и можно ли увеличить член?

Ежи Симбин|16.05.19 9232
 Игорь Антоновский, пропитанный духом спальных районов
Спальные районы Игоря Антоновского

Автор рекламы «Азино 777» Игорь Антоновский: о творчестве, творческом кризисе, работе со Шнуровым и собственной теории контента.

Ежи Симбин|29.06.20 9134
Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.