Интервью с остеопатом Андреем Туполевым
Циля Зейман|05.03.20 6051
Человек, который «чинит» людей руками, может без приборов почувствовать микродвижение костей черепа и поднимает на ноги неходячих — рассказывает, почему женатые мужчины живут дольше, как отличить специалиста от шарлатана, может ли остеопат навредить и почему трудно быть богом.

Про учёбу, неожиданные трудности и чудесные исцеления

Сколько времени ты лечишь людей «наложением рук»? 

12 лет. Массаж, мануальная терапия. Последние годы я сильно продвинулся в остеопатии — уж больно хороша методика.

Как ты стал остеопатом? 

Для меня это было естественным продолжением мануальной терапии — и вообще мануальной работы с людьми. 

Потому что хороший специалист всё время находится в поиске новых профессиональных вершин. То есть — ты сначала учишься чему-то простому. Мануальной терапии или массажу. Может, даже какому-то экзотическому, вроде тайского. Это всё — условно «простое». А рано или поздно сталкиваешься с тем, что человеческий организм работает сложнее, чем ты представлял. 

После этого очень часто естественным развитием любого мануального специалиста является остеопатия. Потому что на данный момент это, наверное, самая большая, самая научно развитая сфера в мануальной медицине. 

У меня так случилось 3 года назад. Даже, наверное, 4, но я ещё полгода думал. 

После того, как я убедился, что начал придумывать методы остеопатии сам в попытках добиться лучших результатов — я решил, что хватит изобретать велосипед, нужно идти нормально отучиться. И понеслась.

Быстро выяснилось, что остеопатия — это та история, в которой можно развиваться вечно. Ровно, как мне надо :) 

Чем остеопатия так особенно хороша? 

Она даёт понимание. 

Когда работаешь как мануальный терапевт/массажист — у тебя за спиной стоит очень жёсткая теория, и ты не имеешь права отойти от того, что учил по учебникам. Да, ты знаешь, что там-то находятся зоны иннервации такие-то, такое-то действие приводит к такому-то результату, и т.п. Теоретически. 

Но фишка в том, что реальный живой человек — чаще всего не то же самое, как он описан в учебнике. 

А в остеопатии я получил ответы на массу вопросов, которых медицинский ВУЗ и 12 лет работы мне дать не смогли.

На остеопатию любят гнать, мол, это ненаучно. Но те, кто «имеют мнение» на этот счёт — обычно видели пару лекций в ютубе про прививки и правильное питание, и какую-нибудь передачу про здоровье. И думают, что они понимают в медицине. А чтобы уразуметь степень научности в остеопатии — нужно быть специалистом. То есть получить образование, годика 4 отучиться на остеопата и пропустить через собственные руки 1,5-2 тысячи человек.

Остеопату приходится учиться постоянно

Чему пришлось учиться, чтобы стать остеопатом? Что было самое сложное?

Я у себя в соцсетях недавно рассказывал, как меня помотало, прежде чем я пришёл к нынешней практике. Временами было адски тяжело.

Но самое сложное ждало, когда я уже всему научился — сложно снизить ритм собственной работы. Попробую пояснить. 

Я работаю на результат — настолько, насколько это возможно. В России мы, остеопаты, в отличие от английских, например — считаем, что должны человеку помочь за максимально быстрый срок. Для этого мы постоянно учимся. Всему. 

Кроме того, что хороший русский остеопат гарантированно владеет массажем — он знает обычно мануальную терапию, использует хиропрактику и прикладную кинезиологию, понимает биомеханику. 

У меня хороший уровень практических, пальпаторных навыков. То есть, я умею большое количество признаков и сигналов организма распознавать при работе руками. 

Андрей Туполев и его золотые руки

Не потому, что остеопат какие-нибудь потоки энергий ощущает — это ересь, а потому что куда лучше понимает, как сильно в человеке всё со всем связано.

Когда ты имеешь такой багаж знаний и практики — хочется-то быть эдаким богом: пришёл, рукой прикоснулся и все выздоровели :) Но нет. Это так не работает. 

Самое сложное было — принять то, что определённые процессы в организме пациента не могут происходить быстрее, даже если я супер-спец. Здесь нет места «нахрапу». Остеопатия — это кропотливая работа, это понимание глубинных причин. Нужны терпение и спокойствие.

К тому же, человек — как капуста. Проблемы наслаиваются одна на другую, перекрывают друг друга. И то, что болит сильнее всего — не обязательно и есть причина проблем. 

Зато, если работать вдумчиво — можно докопаться до первоисточника боли, и не только снять острое состояние, но и сделать так, чтобы оно не вернулось.

Сколько надо времени, чтобы остеопату начать принимать людей, и они от него уходили не покалеченные, а в нормальном состоянии? 

Специалист, который хотя бы один год отучился в Европейской школе остеопатии в Лондоне, или у французов в РВШОМ — он уже может помочь человеку и не навредить. При условии, что он не будет проявлять самодеятельности, а будет делать строго то, чему его учили.

Андрей Туполев на обучении

И что, остеопат вообще не может навредить пациенту?

Может, как любой врач. И это большой страх. Хоть я в Инстаграме и назвался Злым Доктором — у меня были пока только 2 проблемных человека. Одному растянул надостную мышцу, другой не заметил мою ошибку, потому что я её сразу исправил; главное, что я заметил. А первого пришлось реабилитировать пару недель.

Остеопатическими методиками навредить можно либо от недостатка опыта — это будет что-то вполне поправимое, либо в случае, если у человека есть какая-то очень тяжёлая проблема, которая не была продиагностирована раньше — вроде последних стадий рака с метастазами в позвоночник. Это маловероятно. 

В Англии был случай: остеопат, один из наших преподавателей, обнаружил у пациента аневризму аорты (стенка сосуда раздулась и готова была лопнуть). Да, нащупал руками. 

Если бы она разорвалась во время приёма, нашего преподавателя бы точно посадили. Он экстренно направил пациента к терапевту за направлением на операцию. Терапевт не воспринял дядьку всерьёз — убедил его, что «само пройдёт». Дядька через 3 дня умер. Что характерно, терапевта никто никуда не посадил. 

Они от тебя не ушли после этого со скандалом — те, кого ты «поломал»?

Нет. Потому что пользы от меня было в разы больше. Первого дядьку я практически спас от инвалидного кресла — он ходил уже с огромным трудом. И когда мне удалось его довести до состояния, в котором он, наконец, нормально себя чувствовал, я на радостях решил его проработать до уровня совершенно нормально функционирующего организма. В процессе выяснилось, что нормально функционирующим организмом он никогда и не был — с рождения. Обычная норма для него — выше его индивидуальных возможностей. Вот и вышло, что я перестарался.

Остеопат во время приема почти никогда не может навредить

То есть такие «чудеса», когда неходячий стал ходячим — бывают?

Чудеса — когда ты говоришь ему: «Встань и иди», а он встаёт и идёт — это, как правило, люди с острой болью. Обычно — спортсмены. 

Спортсмены в отличной физической форме, у них очень хороший контакт с собственным телом. И если с телом что-то не так, даже по мелочи, спортивный организм реагирует мгновенно — и сильно. 

Для человека, который привык к полной свободе движений, какой-нибудь несчастный зажим в мышце — ужас-ужас. Ни спать не может, ни ходить нормально - беда.

Такой человек приходит ко мне — я снимаю ему эту острую проблему — и у него ощущение чуда. Снова свобода, всё работает, ничего не болит. Хотя причина была ерундовая — работы на 20 минут. 

А когда приходит человек с каким-нибудь коксартрозом, который у него последние лет 15 — это совсем другое дело. Он в жизни практически не двигается, сигналов от тела почти не воспринимает и не понимает. И боль начинает его ДЕЙСТВИТЕЛЬНО беспокоить тогда, когда уже сустав под замену. 

Тут моя задача — сделать так, чтобы на операцию по замене сустава ему пришлось идти как можно позже. В таком случае никакого чуда не происходит, а сложность работы глобально выше. 

Можно сделать вывод — чудеса происходят с теми, кто сам себе их готовил. 

Андрей Туполев знает кое-что о чудесных исцелениях

А к тебе ходят для профилактики? Или только тогда, когда серьёзно заболело?

Для профилактики обычно ходят те, кто уже не первый раз. Кого я однажды серьёзно починил, они впечатлились, почувствовали разницу между «как обычно» и «как положено». 

Но таких 1-2 в неделю. Из серии: «Вроде всё нормально, но я на всякий случай». И всегда есть, что поделать! Начинаешь разбираться — тут шея потягивает, там коленка хрустнула, башка по вечерам стала болеть… Ни разу ещё не было такого, чтобы человек пришёл, а с ним всё полностью хорошо. 

Про деньги и расписание

Сколько часов в день ты сейчас работаешь?

4-5 дней в неделю по 8-9 часов. Иногда 14 часов, но это бывает очень редко.

Серьёзная физическая нагрузка, наверное? 

Нет, скорее эмоциональная и интеллектуальная. Остеопатия, кинезиология, вообще все новые современные хорошие методы — не предполагают тяжёлой физической работы. Это тебе не массаж делать. Это больше интеллектуальный труд — понять, что с человеком не так и как его починить. Ответственность за эти решения. 

Ну и эмоциональная нагрузка значительная. Я переживаю за то, что происходит с людьми, которые ко мне приходят, хочу их вылечить как можно быстрее. 

Случались выгорания?

Я бы сказал, регулярно. Раз в 2 года примерно. Предупреждаю клиентов и уезжаю в Сибирь, купаться в горных реках, недельки на две-три. Правда, там я тоже принимаю людей. 

Андрей Туполев в горной сибирской реке

Как как выглядит твой рабочий день? 

Зависит от расписания. Либо приём начинается в 10:00 утра — и примерно до 6 вечера, либо я принимаю с 13:30 и до 10 вечера. Была б моя воля — так поздно вечером я бы не работал, но нужно, чтобы у всех была возможность записываться и после работы 

Есть ли в работе сезонность? 

Летом народу меньше, в январские и майские праздники — тоже. Но последнее время я это практически не ощущаю. Люди есть всегда. 

Андрей Туполев летом может уехать в Сибирь

Сытно ли кормит остеопатия?

Я зарабатываю хорошие деньги.

Остеопат Андрей Туполев спокоен – на хлеб с сыром хватает

Правда, половину из них трачу на образование. А, учитывая, что во время учёбы у меня нет приёма — оно обходится ещё дороже.

Как работает твоё ценообразование? Ты смотришь на средний ценник по рынку или просто решаешь: «Я офигенен, буду брать 12 000 за приём»? 

Ну, во-первых, 12 000 руб. я не беру. Пока считаю, что хватает 7 000. И в принципе это психологический вопрос. Я считаю, что медицина должна стоить денег, особенно превентивная. Учитывая, что хороший остеопат учится всю жизнь, и образование наше стоит очень много денег — тем более. 

Но при этом каждый раз, когда надо поднять стоимость приёма, я утыкаюсь в детские комплексы: о том, что помогать людям надо бесплатно.

Цены по рынку очень разные — например, есть остеопаты идейные, которые берут по 3 000 руб. за приём в Москве, потому что считают, что остеопатия должна быть доступна каждому. Но к ним и не попасть. Есть звезды, к которым не попасть и за 25 000. 

Андрей Туполев уверен, что врач-остеопат должен хорошо зарабатывать

Богатые клиенты не оставляют тебе чаевых, каких-то бонусов?

Нет, конечно. Давно, когда я 2,5 года работал за «сколько дадут» — бывало, кто-то давал от щедрот больше, чем обычно. Но сейчас я и так беру с людей нормальные деньги. Иногда, правда, шоколадки приносят :)

А такие ситуации, что клиент требовал вернуть деньги — бывали?

Деньги возвращать не просили никогда. 

Бывало, что я не могу помочь человеку с конкретной проблемой — не понимаю, что с ним. Тогда я отправляю его к тому, кто знает больше меня. Есть у меня девочка с болью в рёбрах. После нескольких сеансов я понял, что ничего не могу сделать — все мои гипотезы не оправдывались. Я отправил её к своему куратору. Однако он тоже ничего не смог с ней поделать. Но мне ужасно интересно разобраться, поэтому мы продолжили с ней работать. Денег я с неё, естественно, не беру. Ей — бесплатный остеопат, мне — интересный случай, опыт.

Про «официальную» медицину, других остеопатов и женщин

Как ты относишься к тому, что остеопатию не признает официальная медицина? 

Ну, во-первых, остеопатия сейчас — официальная медицина. И лично я считаю, что это плохо.

От этого во многом только вред. Никаких научных исследований в области остеопатии от этого больше не станет, популяризировать её тоже не начнут. Зато это принесёт кучу препон и бюрократию. 

Андрей Туполев размышляет о сложной судьбе остеопатии в России

Нас нельзя мерить теми же правилами, что и остальных врачей. Мы работаем в тот момент, пока человек ещё не начал страдать от того, что можно диагностировать по медицинским протоколам. Пока остеопаты подчиняются большой медицине, для нас не будет сделано специальных диагнозов. А наши диагнозы врачам непонятны.

Когда человек болеет так сильно, что ему подходит медицинский диагноз — уровень нарушений физиологии уже очень сильный. Настолько сильный, что, как правило, остеопату подключаться к этому уже поздно. Мы же работаем с тем, что станет болезнью через несколько лет. Эти нарушения можно увидеть при помощи наших тестов, но они ещё не вызвали дисфункцию такую сильную, чтобы её было видно, например, на УЗИ. 

Вероятно, это идеалистическое мнение, но я считаю, что наши направления должны быть объединены в отдельную самостоятельную специальность: «врач превентивной медицины». Такой специалист будет знать остеопатию, кинезиологию, иглоукалывание, реабилитологию, естественно, пройдёт курс внутренних болезней, пропедевтики и т.д. В этом случае мы будем прекрасно дополнять друг друга с большой медициной, а не будем оставаться белой вороной на задворках официальной науки.

Очень многое в «официальной» медицине сейчас — про деньги. Не про здравый смысл. 

Например, у нас в РФ есть чуть больше 20 медицинских специальностей, которые дают право врачу получать квалификацию «остеопат» официально. Но почти все сильные остеопаты, которых я знаю, НЕ являются представителями этих 20 специальностей. 

Невролог, который до 40 лет ничего не чувствовал руками, а стучал людей молоточком по коленкам — вряд ли станет хорошим остеопатом. А вот один мой коллега — бывший нейрохирург. У него чувствительность рук феноменальная. Но неврологу официально разрешено становиться остеопатом, а нейрохирургу — нет. Парадокс.

Чувствительные руки остеопата Андрея Туполева

Как думаешь, это скоро изменится? 

Для этого нужно, чтобы произошли очень большие сдвиги — не только в медицине, но и в экономике, прежде всего, и в органической химии, и в физике. Сейчас медицина крайне консервативна, и что бы что-то признать официально, иногда требуется это применять успешно лет 30.

Например, ещё в середине ХХ века провели эксперимент. На большой медицинской конференции, при свидетельстве десятков врачей, остеопат соревновался с чувствительной аппаратурой в умении определять краниосакральный ритм (микроколебания костей черепа). До этого исследования вообще считалось, что такого явления не существует. 

Специальный аппарат регистрировал эти колебания, а остеопат в это время работал с пациентом — естественно, не видя, что там показывает аппарат — и тоже их чувствовал. Показания специалиста и приборов — совпали. 

На это остальные врачи сказали: «Хорошо, мы признаем, что краниосакральный ритм существует. Но вы никак не смогли нам доказать, что человек в состоянии его почувствовать». Хотя куда уж показательней?

И эта история будет ещё очень долго, пока не сменится поколение, и не уйдут старые стереотипы мышления. 

Что в работе нравится больше всего?

Больше всего нравится учиться. Потому что это даёт тебе новое знание. ПОНИМАНИЕ, как в человеке всё устроено и работает. Аж трясёт от кайфа, серьёзно. 

В приёме самые крутые моменты — тоже те, когда я понял, что не так. Нашёл заковыристую причину проблемы. И, соответственно, точно знаю теперь, как всё починить.

И ещё — когда человек пришёл с болью, а после приёма встал — боли нет. У него лицо в этот момент меняется — тоже кайф.

А что в работе бесит?

Дебилы бесят. Это не про пациентов! У них, конечно, туча глупых вопросов, потому что им в первый раз страшно — это как раз нормально. А вот когда сталкиваюсь с дебилами от специальности — ъуъ! 

Злой доктор Туполев – зол на шарлатанов

Есть у нас, например, остеопаты, которые занимаются исключительно краниосакральной терапией. Это когда остеопат кладёт пациенту руки на голову, и так сидит час. Ничего не делает. Просто сидит с блаженным лицом — и затирает клиенту про то какие-то «энергии», которые куда-то «текут».

Обидно, когда после таких «специалистов» человек приходит ко мне, говорит, что уже был у остеопата, а я понимаю, что этот остеопат с его проблемой вообще ничего не сделал. 

Один дядька ко мне пришёл от настоящего остеопатического «светила». Отвалил за приём бешеные деньги, а это светило у него не увидело нейрому Мортона. Это самая базовая вещь, этому учат на первом курсе! Ну, это как если бы хирург не знал, с какого конца за скальпель браться. 

Как потенциальному пациенту отличить хорошего остеопата от плохого? Да и статус «неофициальной» науки настораживает...

Это не показатель. Шанс наткнуться на плохого специалиста одинаково не иллюзорен и в официальной медицине, и в альтернативных её частях.

По-хорошему, конечно, нужно бы ориентироваться на отзывы профессионалов. 

Ещё один показатель — посмотрите, что остеопат пишет в своих соцсетях. Всё же XXI век :) Если у него там про «течение энергий» и прочее — ищите другого. 

А вот если специалист пишет о сложных вещах так, что вам становится понятно — к нему можно присмотреться подробнее. Как было у Воннегута: «Если учёный не умеет популярно объяснить восьмилетнему ребёнку, чем он занимается, значит, он шарлатан». А если умеет — значит, он хорош. 

Ну и ещё один признак. Если врач смотрит вам в рот, улыбается и поливает елеем — надо насторожиться. В современной России практически у любого врача довольно много сложностей в жизни. Нас не учили быть юристами или экономистами. А люди, которые формируют своё мнение о медицине, тоже ей не учились. Очень часто приходится работать со страхами людей, связанными с какими-то передачами, где их пугают разными «врачами-шарлатанами и убийцами», которые так и ждут, как бы им залезть в кошелёк. Но это же чушь. 

Так что быть позитивным мимимишкой у настоящего практикующего специалиста вряд ли получится. Поэтому если врач прямолинеен, конкретен, и местами даже злобен — ему, вероятно, можно верить.

То есть, если вы пришли на приём со своим Очень Ценным Мнением о том, как вас лечить, а врач выставил вас за дверь — можете проситься обратно. Он профи.

Злой доктор Андрей Туполев – хороший врач может выглядеть так

Ты сам пересекаешься с врачами официальной медицины, или тусуешься только среди «своих»?

Как пациент — с классическими врачами я вообще не пересекаюсь. Я не болею вообще. 

С детьми вот диспансеризацию проходил — там пришлось поругаться. Тётка-невролог, которая без халата и в уличной обуви принимает двухлетнего ребёнка, не проводит вообще никаких тестов — но делает какие-то выводы. Я был зол. 

Но чаще всего мне в жизни везёт, и с плохими врачами я не сталкиваюсь. А с хорошими мы всегда друг друга поймём — говорим-то на одном языке. Остеопатия построена на анатомии и физиологии — нам спорить не о чем, по большому счёту. К тому же, хороший врач — это всегда человек, который думает головой. А остеопатия, прикладная кинезиология и прочие современные мануальные техники — они все также предполагают думание головой. 

Со «своими» тусуюсь чаще, конечно. Собираемся по средам, учимся дополнительно, всегда есть что обсудить.

Андрей Туполев регулярно учится вместе с коллегами

А что насчёт конкуренции? Не делите клиентов?

Остеопатов, которые отучились в приличных остеопатических университетах — РВШОМ, ЕШО — и не уехали, а остались в Москве и ведут приём — человек 600 на всю столицу. За 20 лет, сколько остеопатией вообще в России занимаются, их, может быть, несколько тысяч.

Это клиенты нас ищут. 

А ты сам — ходишь к остеопату, доверяешь себя коллегам?

Конечно. У меня полно в теле того, чем нужно заниматься. На мне живого места вообще найти сложно — слишком много разорванного, порезанного и отшибленного: спортивные и другие увлечения у меня травмоопасные.

Я бы, может, и не ходил, но самому себе помочь сложно. Даже если я подозреваю, отчего у меня проблемы — я толком тесты для диагностики провести не могу. Поэтому периодически хожу, конечно, к остеопату и к массажисту.

Прихожу, начинаю им говорить, что делать: «Вот сейчас мою руку уведи налево, а потом нажми вот в этом месте и держи, пока не расслабится», такое. Нет, их не бесит — они учатся таким образом. Я для них такой говорящий учебный манекен :)

Доктор Андрей Туполев сам бывает в роли учебного пособия

Много ли женщин в профессии? 

Да, примерно столько же, сколько и мужчин. И они прекрасные специалисты.

У женщин выше чувствительность, и чуть получше с самодисциплиной. Они обязательные и ответственные. По этой причине женщин — хороших врачей вообще очень много.

Мы, мужики, порешительнее, чаще готовы идти до конца, применять нестандартные методы. Более любознательные, что ли.

Правда, женщины часто уходят в педиатрию. Я, например, с малышами не работаю, а вот среди моих знакомых много прекрасных женщин-остеопатов, к которым очереди из молодых мам с детьми

А среди клиентов кого больше — М или Ж?

Мужики чаще всего приходят, либо когда у него уже полная жопа, либо его привела жена. И хорошо, когда есть жена. Для неё понимание того, что подкралась полная жопа, наступает раньше. 

Мужик будет терпеть боль до момента, когда уже буквально еле ползает. А для жены его постоянные жалобы — достаточный повод, чтобы взять за шкирку и привести ко мне, пока он ещё сам ходит. Наверное, поэтому женатые мужики живут дольше :)

Смешные истории из прошлого и планы на будущее

А смешной какой-нибудь случай можешь рассказать?

В остеопатии мало чего смешного. Недавно как раз обсуждали с коллегами этот вопрос — пришли к выводу, что всё смешное в медицине — обычно связано с острыми состояниями. Остеопатия — превентивная медицина. Вопросов жизни и смерти не решаем — скорее, делаем так, чтобы до этих вопросов не дошло. А для комического нужен накал страстей — когда происходит полный трындец, но при этом в конце все выжили. Поэтому всё смешное случается где-нибудь в Склифе. 

Андрей Туполев размышляет о смерти и смехе

Например, когда я ещё в Первом Меде учился — работал в приёмном отделении. И в одно из ночных дежурств к нам поступил парень с ножевым ранением. Сам дошёл с Арбата — недалеко было. 

Нож у парня был воткнут в подбородок — и выходил под глазом. То есть, прошита насквозь ротовая полость, язык. Наш хирург-травматолог с совершенно серьёзным лицом смотрит на него и спрашивает: «И как же это с тобой случилось? Ну, давай, РАССКАЗЫВАЙ!». 

Такой вот врачебный юмор. Ну, ничего, всё с тем парнем хорошо. Прооперировали, нож вытащили, собрали лицо обратно — красивый, как был. Даже шрамов почти не видно.

В школе тоже было весело. У нормальных школьников было какое-то ОБЖ, а у нас, в лицее при Первом Меде — практика в больнице. Мы с пацанами вообще на уроки забили: приходили с утра в больницу и помогали там до 3 часов дня. Сначала носили судна и пол мыли, потом нам стали доверять даже уколы. 

И вот мы там играли, как в американских сериалах про врачей — один катит реанимационную кровать с пациентом, второй рядом бежит — с капельницей, а третий несётся впереди и распахивает двери коридоров. Развлекались :)

Остеопат Андрей Туполев смеется

До сих пор смеёмся над одним случаем из тех времён. В предоперационную палату привезли бабулю, и внезапно случился какой-то локальный форс-мажор, врачи с медсёстрами все куда-то срочно разбежались, а бабуля осталась одна — на каталке, босиком, в больничной «распашонке». 

Первые минут 15 она спокойно ждала, потом робко начала звать кого-нибудь из персонала, спустя полчаса уже в отчаянии восклицает: «Да есть тут хоть одна добрая душа?!» И ровно в этот момент мимо проходил один из хирургов, полностью погруженный в изучение каких-то документов. Риторический возглас бабушки пробился куда-то на край его внимания, и хирург на автомате выдал честный ответ: «Нет. Нету». И пошёл дальше, даже не осознав, что случилось. В этот момент бабушка, наверное, всё поняла про нашу медицину :)

Есть планы на будущее? Чем будешь заниматься лет через 10-15?

Конечно, буду принимать людей. Ну, и учить ребят, которые хотят не только бумажку «массажиста» но и ещё реально научиться чинить людей. А там видно будет.

Андрей Туполев учит других мануальных мастеров

Учиться буду, скорее всего, всю жизнь. На ближайшие лет 8 я чётко понимаю, какие навыки мне нужно получить, и у кого. Лет через 10 я рассчитываю поднять свою квалификацию настолько, чтобы войти в 100 лучших остеопатов в мире.

Мне это, прежде всего, самому интересно. Человеческое тело как объект изучения — обеспечит столько возможностей для развития специалиста — на всю жизнь хватит.

Ну а уж если остеопатия закончится — есть аюрведа! (Смеётся)

А ты заморачиваешься насчёт каких-то высших смыслов в своей работе, призвания, всего такого?

Нет. Просто делаю то, что люблю и умею. Правда, с точки зрения нейрофизиологии есть нюанс — по идее, мозг должен быть очень обеспокоен выполнением социальной функции, принесением пользы обществу, вот это всё. Возможно, у моего мозга просто нет ко мне вопросов — я точно знаю, что полезен. 

Когда у меня 30 человек в неделю, которым было больно, а после меня стало хорошо — ну, экзистенциальных метаний и вопросов о смысле жизни не возникает.


Ещё интересные интервью


видеть себя во сне со стороны
Интервью со специалистом по сновидениям Ярославом Филатовым

Ярослав Александрович Филатов, психиатр, автор первого в Рунете научного интернет-сонника с 15 000 зарегистрированных пользователей рассказывает, как работает наш мозг во сне, как правильно подойти к толкованию сна? хорошо ли это – летать во сне, почему снятся умершие люди и можно ли реально умереть во сне.

Ежи Симбин|30.08.19 9536
Продавец в региональном сексшопе

Девушка из магазина товаров для взрослых рассказывает о рабочих буднях. Почему мигранты из ближнего зарубежья задерживаются в магазине дольше всех, есть ли секс после 60 и можно ли увеличить член?

Ежи Симбин|16.05.19 9229
 Игорь Антоновский, пропитанный духом спальных районов
Спальные районы Игоря Антоновского

Автор рекламы «Азино 777» Игорь Антоновский: о творчестве, творческом кризисе, работе со Шнуровым и собственной теории контента.

Ежи Симбин|29.06.20 9132
Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.