Интервью с соцработником
Томас Форсберг|17.04.20 3950
Чайлдфри и тотальный распад семейных ценностей только повышают вероятность старческого одиночества в будущем. Социальный работник рассказал, чем лучше заняться на пенсии, чтобы не опуститься на самое дно. Что может предложить государство, если вы решили сохранить человеческий облик? Как развлечь себя в 70? Почему для старика упасть со скал в походе лучше, чем тронуться умом? Наш герой рассказал, зачем бить тревогу, если в подъезде обнаружился «плюшкин», и почему одни бабушки катаются на роликах, а другие — ходят под себя.

Про государственные задания, стабильность и «день сурка»

Расскажи, где ты работаешь и чем конкретно занимается твой отдел? 

Наша организация называется КЦСОН — комплексный центр социального обслуживания населения.

В составе каждого КЦСОН много отделений. Я работаю в отделе профилактики социального неблагополучия.

Профилактическая работа заключается в различных мероприятиях, которые позволяют людям чувствовать полноту и качество жизни.

Задача нашей службы — не допустить неблагополучной ситуации. Если человек всё же оказался за чертой — вытащить его из этой ямы, осуществить его жизнеустройство и вернуть в русло полноценной жизни.

Как и почему ты попал в эту сферу? Где и как этому учат?

Это моя профессиональная деятельность. Я учился на специалиста по социальной работе и специалистом по социальной работе стал. Пришёл летом на практику. Мне понравилось, и я остался.

Это направление есть во многих ВУЗах. Точно есть в медицинском. Человеку со стороны в эту контору просто так не залезть: нужно соответствовать профессиональным стандартам, главный из которых  специализированное образование. Даже если ты из смежной области, допустим, из медицины, то тебе придётся пройти курсы переподготовки конкретно на социальную работу.

Сотрудники социальной службы поздравляют пенсионеров с Вербным воскресеньем

Сколько ты работаешь в этой сфере и какую сейчас занимаешь должность? 

Сейчас я заместитель руководителя отдела профилактики социального неблагополучия. Работаю уже 12 лет.

Какая заработная плата у тебя и твоих подчинённых?

Чистыми у меня выходит 32 000 рублей. У моих сотрудников держится в районе 25 тысяч.

Наша зарплата зависит от «Дорожной карты». Есть государственное задание, которым определяются нормативы выплат. Если деятельность сотрудника входит в госзадание, то меньше, чем по «Дорожной карте» он получать не может. Но если он занимается и другой, дополнительной деятельностью, то руководитель на своё усмотрение может зарплату поднять.

Еще сейчас внедрили такую крутую штуку — менеджмент качества. От качества работы ты получаешь, соответственно, больше или меньше. 

Короче, на одной и той же должности можно получать и 30 тысяч, и 24 тысячи. А при такой зарплате эти 6 тысяч для нас — разница существенная.

Какой контингент у вас работает?

В организации, конечно, в основном работают женщины среднего и старше среднего возраста. В моём подразделении тоже в большинстве женщины, но молодые. 

Пенсионеры пришли на мероприятие

Мужчины в нашей сфере чаще всего или хозяйственники, или занимаются жестью — работают с бездомными. 

Мужчины здесь на вес золота, поэтому их ценят и многое им прощают.

Считается ли твоя деятельность госслужбой?

Нет, к госслужбе мы не имеем отношения. Госслужащие — это, например, сотрудники Министерства. А мы просто пушечное мясо, нижнее звено, которое работу работает.

Какие плюсы и минусы есть в том, что ты бюджетник?

Во время карантина из-за пандемии коронавируса мы работаем и получаем зарплату. А частники сейчас сидят и сосут. (смеётся)

А если серьёзно — в тяжёлой экономической ситуации, сложившейся в России, у меня есть относительно стабильная работа, приносящая постоянный доход. Это уже шишка-плюшка. Далеко не все частники могут такое своим сотрудникам обеспечить. Сейчас действительно тяжело найти хорошую работу, если только ты не узкопрофильный чувак.

Среди минусов — частые переработки. Сохраняется риск того, что под вечер может случиться какая-нибудь хрень. Твои личные планы летят, потому что ты обязан решить возникший вопрос.

Спортивный праздник для пенсионеров и людей с ограниченными возможностями

Ещё государственные праздники. Это палка о двух концах. Плюс в том, что ты каждый госпраздник отдыхаешь. Но обязательно проводится какой-нибудь сраный митинг, посвящённый Дню народного единства.

Хочешь или нет, ты на него идёшь. Начальство подводить нельзя.

Чего ты ожидаешь в перспективе и чего точно не ждёшь, работая на государство?

Вопрос сложный, а ожидания — туманны. В мире и в России, в частности, складывается всё довольно плохо. До конца в чём-то быть уверенным нельзя. 

Даже с учётом того, что я работаю на государство, произойти может что угодно. Если вышестоящее руководство скажет: «Расформировать социальную службу!», то расформируют её за день. 

Не понаслышке знаю, что в головах начальников крутятся мысли о переменах, после которых с лёгкостью полетят головы наши. Это может случиться по щелчку пальцев. Но пока ещё живём, работаем.

Как проходит твой рабочий день? Много ли рутины или работа полна разнообразия?

Просыпаюсь и еду на работу. Я уже плохо помню, как было в прошлой жизни — до коронавируса. У меня сейчас «день сурка». До пандемии работа была насыщена событиями. Организуем мероприятия, внедряем новые проекты, создаём «школы пожилых».

Чаепитие после мастер-класса для людей с ограниченными возможностями

День может начинаться совершенно по-разному. Мы можем с самого утра поехать на адрес, если внезапно выявляется гражданин, оказавшийся в жопе. Конечно, есть и плановая история. Приходишь, садишься, готовишься к мероприятию и проводишь его. Но из-за фактора внезапности ты не можешь свой день предугадать до конца.

Рутины тоже хватает. Работа в государственной организации полна отчётной работы. Иногда создаётся впечатление, что сверху специально придумывают всё больше и больше абсурдных форм. Ты заполняешь отчёт из 10 разделов, отправляешь, а потом тебе присылают эти же 10 форм по отдельности, но с небольшими изменениями. В итоге приходится делать двойную работу. Это меня бесит.

Работа нашего отделения заключается в том числе в проведении мероприятий и реализации проектов. Поэтому она не такая рутинная, как у коллег из обслуживания на дому. 

В обслуживании на дому всё просто и понятно: социальный работник идёт к бабушке, покупает продукты, моет пол. Потом отчитывается. Так повторяется из раза в раз. У нас работа гораздо интереснее. 

Сотрудница социальной службы принесла пенсионерке продукты

Что касается графика — тут всё стандартно. Пятидневка с 08:00 до 17:00. Обед — час. Если я ничем не заморочен, то ровно в 17:00 встаю со стула и иду по своим делам. Если же что-то произошло — выдернуть на работу могут и в выходной. Но трудовое законодательство соблюдается очень строго. В выходной вышел — получил отгул. Вот сейчас мы в карантин работаем, а потом получим за это отгулы, которые равномерно размажутся по графику до конца года. 

Про нуждающихся, «неадеквашек» и бред в «Пусть говорят»

Какие категории граждан могут рассчитывать на вашу помощь и поддержку? 

Мы называем их социально незащищённые. Это граждане пожилого возраста или находящиеся в группе риска: люди с ограниченными возможностями здоровья, в том числе по причине психического заболевания, освободившиеся из мест лишения свободы и нуждающиеся в трудоустройстве, бездомные, малообеспеченные. Если проще — это те, кто оказался в трудной жизненной ситуации. К возрасту это никак не привязано.

Трудная жизненная ситуация — это ситуация, объективно нарушающая ход жизни человека, из которой он самостоятельно выбраться не может. 

Допустим, у человека отклонения психики, и он не может сам себя обслуживать, не может выстроить свой быт. Мы в такой ситуации содействуем тому, чтобы устроить его в какой-нибудь пансионат для душевнобольных.

Люди с алкогольной зависимостью тоже попадают в эту категорию, но с ними мы работаем минимально. Для этого есть реабилитационные центры, различные фонды, которые с ними в постоянном контакте. Другое дело — алкоголизм на фоне сумасшествия. Таких у нас полно. 

Какой спектр услуг оказывает социальная участковая служба?

У нас широкий спектр услуг. Учим пожилых полезным навыкам. Есть курсы компьютерной грамотности. 

Есть срочные услуги, например, восстановление родственных связей. Если человек в силу возрастных особенностей может что-то не помнить или что-то не договаривает, мы помогаем ему найти родных. Утрачен паспорт — помогаем восстановить.

Внешне многие мероприятия похожи на обычные развлечения. Но цель их гораздо глубже — профилактировать смерть в полном одиночестве. 

Мы пытаемся отодвинуть неизбежно наступающую деменцию.

Театральная постановка с участием подопечных центра социального обслуживания

Чтобы человек не стал нашим клиентом с негативной стороны и нам не пришлось определять его в психоневрологический интернат, мы пытаемся максимально долго удерживать его на плаву. 

Спокойнее, когда бабушки мирно совместно вяжут, чем когда оставляют включённой газовую плиту и ложатся спать. 

Когда пожилые из экскурсии на природу приносят с собой впечатления, а не хлам с окрестных мусорок — это лучше для всех. Если рядом с тобой живёт такой псих — это мало кому нравится.

Выявляем мы таких чаще всего через соседей. 

Мы не бегаем по квартирам и не спрашиваем: «У вас есть какой-нибудь неадеквашка?». 

Обычно это просто обращение страдающих от психа людей, одиночное или массовое. Старший по подъезду собирает подписи, чтобы вызвать нас и решить проблему.

Плюшкины — самая распространённая и мутная проблема. Любители собрать с помоек мусор плохо идут на контакт. Законным путём от этого мусора избавиться очень сложно. От таких по всему подъезду заводятся тараканы и мыши. 

«Плюшкиных» практически невозможно закрыть в психоневрологический интернат. У нас это так называемый «висяк». 

Чем мы обеспечены в этом случае? Да ничем! Мы можем свою помощь только предложить. Мы не имеем права и не обязаны делать что-то за человека. Смотришь иной раз передачу типа «Пусть говорят». И там нас расписывают по полной. Благодаря пропаганде в СМИ бездействие социальных служб вложено в сознание населения. Обвинения в 99% беспочвенные. У нас просто нет законных полномочий сделать что-то большее.

Если человек говорит: «Нет», и подписывает отказ — взятки гладки.

С откровенными сумасшедшими ситуация немного другая. Если человек агрессивен, то ты, как специалист, можешь вызвать бригаду скорой помощи. Приедет «дурочка», его скрутят и увезут куда надо.

Если псих не представляет угрозу для себя и окружающих, то процесс оформления в дурдом затягивается на неопределённый срок. Мы работаем с отделом опеки, они заявляют о признании гражданина недееспособным, дело попадает в суд. Процесс тянется бесконечно и далеко не всегда заканчивается успешно. 

И только в случае положительного решения отдел опеки может насильно закрыть сумасшедшего в интернат. Всё это время он может накапливать мусор до потолка, таскать домой бездомных животных, орать по ночам, мазать стены подъезда собственным дерьмом. До решения суда такой человек считается абсолютно здоровым.

По психам вся работа строится на межведомственном взаимодействии. Выявили адрес, составили акт обследования, описали состояние человека и ситуацию, передали в опеку. Пока идёт суд, опека пытается оформить сумасшедшего в больницу, чтобы приставы не долбились в квартиру, а посмотрели и отразили происходящее, пока он мирно лежит в койке под таблеточками.

После решения суда человека можно поставить на очередь в психоневрологический интернат, где он будет находиться до конца своей жизни.

Недавно в СМИ крутили фильм о том, как над людьми издеваются в психоневрологическом интернате (ПНИ). Это неправда. Там людям гораздо лучше, и мы делаем всё, чтобы оформить человека в сумасшедший дом. 

Иначе с ума могут сойти соседи, а себе он может нанести невосполнимый вред.

Про тестостерон, «школы пожилых» и самооборону для бабушек

Расскажи о своих самых необычных подопечных. Есть какие-то яркие персонажи?

У нас есть команда из 25 человек пожилого возраста, способных фору дать даже молодняку. Невероятная целеустремлённость и жизнерадостность. Они по-настоящему заряжают меня позитивом.

Им нравится активно проводить старость, и каждый человек в этом клубе мне интересен. Мы организуем для них экскурсионные поездки на природу, возим даже за пределы области. 

Пенсионеры в походе, организованном социальными работниками

Отдача от этой работы невероятная. Это люди с различным прошлым, с непохожей одна на другую судьбой. Но всех их объединяет какой-то перелом, надрыв, глобальные изменения в сознании. 

Например, есть у нас мужчина, который всю свою жизнь проработал рядовым учителем физкультуры в сельской школе. Сейчас он переживает последствия онкологии, нуждается в постоянном контроле за своим состоянием, регулярно обращается за стационарным лечением. Но это не только не мешает ему взбираться по горным склонам. Он открыл в себе талант к живописи и уже участвует в региональных выставках. После пережитой обыденной серой жизни и рака, он смело заявляет — жизнь заиграла новыми красками. Понимаете, это не та история, когда человек не сдаётся. Это история о том, как жизнь буквально фонтанирует маслом на его полотна, полная впечатлений и переживаний.

Тестостерон у этого пенсионера в разы выше, чем у меня. А мне, простите, ещё только 32 года.

Полно людей, открывших в пожилом возрасте интерес к любительскому театру. Ведь до выхода на пенсию особенно собой не позанимаешься. Работа — дом, работа — дом. У них только сейчас появилась возможность заняться искусством. И в этом, как ни странно, пожилые довольно быстро преуспевают. Не знаю, в чём тут дело. Жизненный опыт, наверное.

Хор пенсионеров, исполняющих народные песни и частушки

Страсть к театру питают не только пожилые. У нас есть труппа актёров с синдромом Дауна. Мы им даже гастроли устраиваем по области, возим в дома престарелых и сиротские приюты.

Театральная постановка людей с ограниченными возможностями

Расскажи подробнее о мероприятиях, которые вы устраиваете.

У нас много интересных образовательных проектов — это «Школы пожилых». В них пенсионеры могут научиться каким-то новым скиллам. Например, освоить смартфон, компьютер или английский язык.

У нас есть социальные проекты. Занимаемся активной социализацией людей с ограниченными возможностями здоровья — мутим для них игры и мастер-классы.

Пожилая женщина на мастер-классе по изготовлению народных кукол

Аутистов обучаем сценическому мастерству, а потом устраиваем им персональное представление. Так они учатся нормальному существованию в нашей реальности.

Как вашу работу оценивают и воспринимают нуждающиеся? Все ли идут на контакт?

Подопечные без нарушения психики обычно хорошо идут на контакт. Часто посещающие наши мероприятия полны личной мотивации. Скорее, они нуждаются в обеспечении условий, чем во внешнем стимуле.

Пенсионеры после выступления на праздновании Масленицы

Активные пенсионеры всегда нас поправят, озвучат замечания в силу возраста, если мы что-то сделаем не так. И мы всегда учитываем их пожелания. 

Куда возите пенсионеров на экскурсии? Как они справляются с трудностями? Берёшь ли на природу людей с ограниченными возможностями?

Ходим в разные места, смотрим по группе. В основном устраиваем краеведческие экскурсии и возим на предприятия.

На природу берём пенсионеров покрепче. Костерок, походная кулинария, песни советских времён с бабушками под гитару.

Организуем экскурсии на мясокомбинат, посещаем различные музеи и выставки. Если выезд предусматривает больше физически сложных элементов, например, восхождение, то берём туристов более подготовленных.

Люди преклонного возраста после прогулки по лесу

В основном совершаем вылазки выходного дня и очень редко двух- или трёхдневные.

Люди социально-незащищенной группы на мастер-классе по изготовлению народных кукол

Людей с ограниченными возможностями здоровья не берём туда, где сами ни разу не были. Прикидываем соответствие маршрута и возможностей человека, и только после этого принимаем решение. Людей с ДЦП пока вообще не берём. Запрета на это нет, просто это ещё только в перспективе. А вот с аутистами и людьми с синдромом Дауна работаем активно, возим на природу. Для них это абсолютно безопасно. Они идут со своими родственниками, которые контролируют их поведение и моментально пресекают любые неадекватные посылы.

Какие есть образовательные проекты и чему можно научиться?

Мы учим пожилых, как записаться к врачу с помощью компьютера и интернета. Это сильно облегчает им жизнь.

Собираем бабушек в компьютерном классе. Напоминает школьный урок информатики, только учащиеся более спокойные.

Но обучить можно не всех. Деменция неизбежна, и попытки многих освоить электронную почту кончаются впустую потраченным временем. Новая информация на старый мозг просто не записывается.

Много рукоделия, ИЗО, декоративно-прикладное творчество. Если руки не из жопы, то такие мастер-классы и курсы ведут наши специалисты. Но примерно половину проводят сами пенсионеры. 

Пожилые женщины на уроке вышивания

Собираются толпой, уютно трещат, перетирают былые годы и параллельно делают народных кукол, вяжут и вышивают. 

Но вообще не все курсы такие. У нас есть бабушки, которые рассекают на роликах. А ещё есть курсы самообороны для пожилых. От таких по итогу грабитель может крепко отхватить. Инвалиды, конечно, такие курсы посещают в меньшей степени.

Про патриотизм, чулки РХБЗ и услуги за хайп

Есть ли обязаловка на пропаганду при проведении государственных праздников?

Госпропаганды никакой нет. Но есть обязаловка по посещаемости. Нас в добровольно-принудительном порядке направляют для массовки, но это никакого политического подтекста не несёт. Просто начальники сказали «надо», а комсомол ответил «есть».

На День Победы, например, гоняем по ветеранам, общаемся, вручаем подарки. От них всегда море эмоций, интересные истории.

Поздравление пенсионерки с Днем Победы

На День народного единства участвуем в концертах. Потому что мы все — патриоты своей Родины. И мы все дружно выходим на какой-нибудь митинг-концерт, слушаем, потом дружно расходимся по домам. Чувствую ли я при этом что-то? Ничего.

Когда я был помоложе, от этого порой просто тошнило. Но потом сработался с коллективом, сдружился и стало проще. С хорошими коллегами можно пережить любой патриотизм.

Праздники у нас в стране всегда подаются псевдопатриотическими. И патриотизм у нас натянутый, как сова на глобус.

В какие нестандартные ситуации ты попадал со своими подопечными?

Однажды у нас женщина лет шестидесяти со скалы упала. Вызвонили из посёлка каких-то пьяных на тракторе, вывезли её из леса и доставили в травматологию. Благо сломала только руку. 

Старческое тело хрупкое, могла лежачей остаться по собственной глупости. Как на кровати лежачей, так и в земле. 

Сотрудник наш, конечно, на очко конкретно подсел. На нервах сделал всё правильно, наложил шину, всё по регламенту, куда надо доложил, всех поднял на уши. 

Бабуля смеётся: «Не волнуйся, я уже руку как-то ломала». А ему не до смеха. Вместе с рукой могла и его жизнь сломаться.

Люди с ограниченными возможностями на природе в сопровождении родственников

Прошлым летом переплывали реку. Так дедуля в лодку хотел прыгнуть с камня, поскользнулся и в воду упал. А на нём резиновые чулки были надеты, РХБЗ-шные, которые по пояс. Так эти чулки водой наполнились и стали его ко дну тянуть. 

Я тогда к деду в воду прямо в одежде бросился, а сам чувствовал уже, что седею. 

Пришлось с деда сперва чулки стягивать. Чулки, конечно, утонули, а с дедом обошлось, даже не наглотался почти.

Оба они продолжают с нами гонять на природу.

Людям реально помогают ваши мероприятия, или проводятся только для галочки?

Те, кто хочет быть в струе, хочет максимально долго оставаться активным, получают это. Те же, кто изначально никак не мотивирован, часто меняют свою точку зрения, и это подталкивает их к саморазвитию. Даже если ты раньше ничем не занимался, выход на пенсию — это шанс попробовать что-то новое. Многое зависит от того энтузиазма, с которым наша служба реализует проекты.

Поделки пенсионеров на выставке в центре социального обслуживания

Если пенсионеры видят огонь в глазах наших сотрудников, то и сами загораются желанием чем-то заняться.

Полностью ли государство оплачивает досуг?

Есть программа «Старшее поколение», это часть нацпроекта «Демография», по ней государство выделяет хорошие деньги. Скажем, у нас обмундирование для походов всё своё. С пожилых мы берём деньги только за перевозку. Есть специальный социальный тариф, утверждённый региональной энергетической комиссией. За час езды мы берём около 15 рублей. 

Бабушки могут или по городу в душном общественном транспорте проехать, или с нами на свежий воздух покорять скалы. Плата за проезд будет одинаковая.

Ещё нам содействуют различные организации культуры. Нахаляву можно попасть на выставку картин в городской музей ИЗО. Мы потом пишем в Управление культуры благодарственное письмо, которое они вывешивают на своём сайте. С нами активно работают просто за хайп.

Про алкоголь, крупу с водой и растоптанные по полу фекалии

С какими подопечными сложнее всего работать?

Сложнее всего приходится с психически нездоровыми людьми. Но подопечными я бы называть их не стал. Граждане, выявленные в трудной жизненной ситуации, скорее находятся у нас на социальном патронаже.  Приглядываем за психами, как за малыми детьми.

Сложность работы с сумасшедшими в их непредсказуемости. Алкоголь не является источником проблем, но усугубляет их: вместо таблеток они бухают.

Кто и почему оказывается за чертой, и как вы с такими работаете?

Часто это просто наследственность. Не припомню тех, кто сошёл с ума только потому, что его, например, на деньги кинули. 

Сначала семья забивает на человека, предрасположенного к сумасшествию, а потом его психика забивает на принятые в обществе нормы.

Часто у человека есть пожилые родители, которые контролируют приём таблеток, регулярно водят его на осмотр психиатра. Потом родители умирают, и человек остаётся один на один со своим недугом. Если до этого никто в социальную службу не обратился, человек стремительно скатывается на дно. Рядом с таким всегда найдётся какой-нибудь добрый сосед, который для сумасшедшего становится поставщиком алкоголя.

В прошлом месяце столкнулись с одной гражданочкой, о которой заявили нам соседи. Жильцы пожаловались на запах газа, тянущийся из квартиры. Общество ещё не остыло после трагических событий в Магнитогорске, и люди реагируют нервно, но своевременно. 

Если на участке выявляется очередной психически нездоровый человек, первый вопрос всегда: «Как у него там с газом?»

Вместе с газовой службой мы прибыли на адрес. Попасть в квартиру с первого раза не удалось. Благодаря несвязному мычанию, доносящемуся из-за покарябанной деревянной двери, стало ясно — гражданочка дома. Но в квартиру мы попали только после того, как соседи забили тревогу и написали во все возможные инстанции.

Взламывается дверь. Полицейские, газовики, представитель управляющей компании и нас двое — входим в помещение. 

Дерьмом воняло так, будто мы попали не в квартиру в многоэтажке, а в сельский туалет. 

В комнате сидела женщина лет сорока в небрежно, будто бы в спешке наброшенном на голое тело халате. Повсюду мусор, разбросанные вещи и растоптанные по полу фекалии. Испражнялась она, как птица — до туалета не доносила. Более того — при позывах она даже в него не стремилась.

Есть психи агрессивные. Эта толком никак не реагировала. На каждый вопрос она мотала головой и отвечала только «Нет». Вместо человека — аморфное желе. Пока представитель каждой инстанции оформлял свой акт, женщина неподвижно сидела на старом пыльном диване.

На столике перед ней стояла миска. Когда я подошёл, то увидел залитую водой крупу. Это она готовила себе на обед.

Уговорить её поехать с нами в больницу мы не смогли. Пробили, что у неё есть родственница. Какое-то время она её кормила, контролировала приём лекарств. Пока сумасшедшая не находилась под действием таблеток, она умудрилась поругаться со своей родственницей, и та перестала её посещать. Полутора месяцев одиночества хватило, чтобы дойти до такого состояния.

Вытянули у соседей инфу, что родственница работает кассиром в «Монетке» напротив. Пришли к этой родственнице прямо на работу, уболтали пойти после смены с нами на этот адрес. Родственница принесла ей адекватной пищи. Но даже на её просьбы поехать в больницу сумасшедшая отвечала решительным отказом. Тогда мы сами позвонили в психушку и договорились за место. 

Неагрессивных психушки не берут, у них и без того палаты переполнены. Но если давить на то, что псих ничего не ест, то больница отказать не сможет — голод может нанести вред самому психу.

Через два часа приехала скорая психиатрическая помощь — матерые мужики в синих костюмах. И только она их увидела, её будто подменили. Без каких-либо нареканий она разрешила одеть себя и поехала в дурдом. Видимо, форма санитаров выступила триггером и потому привела её в чувства.

Вообще, у всех психов есть какая-то своя определённая фишка, выявив которую можно на психа влиять. Была у нас женщина, которая родилась в Саратове. Она постоянно твердила про свой Саратов, просилась и даже пыталась туда попасть. И мы этим воспользовались. Чтобы заставить её оформить какие-то документы или обратиться в больницу, мы говорили, что всё это нужно для переезда.

Про неподдельный ужас, трупы и дыру под говно

Часто ли происходят конфликты с неадекватами?

Потасовок как таковых не было. Агрессия от психов в основном словесная. Но в обострение можно нарваться на нечто большее. Поэтому у нас железное правило — никогда не идём на адрес в одиночку. Если мы понимаем, что посещение может быть опасно, то берём с собой представителя полиции.

Среди психов в период обострения нам везёт в основном на женщин. Я не думаю, что мужчины менее подвержены этому. Просто женщины громче донимают окружающих. 

Психи в припадке физически сильнее обычного человека в разы. Внешне человек может быть довольно хилым. В то же время он может метнуть в тебя металлический сейф.

На одном из выездов сумасшедшая бросалась мебелью. Стулья с треском летели в лестничный пролёт. Эту проблему мы решали три года. Три года мы устраивали её в психоневрологический интернат. Восстанавливали документы, обивали пороги смежных учреждений, доказывали степень опасности и возможного вреда. Несколько раз мы устраивали её в больницу. Но после выхода долго она не держалась. Вишенкой оказался запущенной формы алкоголизм.

Жила она одна в абсолютно пустой квартире. Всё вылетало на лестницу, или сразу из окна. Дома у неё был только пол, туалет и ванная. Единственное, на что у неё ещё хватило ума, так это оставить старую тахту. Спала она прямо на голом матрасе. О постельном белье не могло быть и речи. Оно тут же вылетело бы на улицу.

Однажды мы пришли к ней и обнаружили в ванной следы фекалий. Я оглянулся — она умудрилась разнести унитаз. Днище было пробито. Если таким воспользоваться, дерьмо просто окажется на полу, а при смыве поплывёт к соседям.

В итоге мы купили ей унитаз и вызвали сантехника. А трубы старые в доме, всё проржавело. Сантехник провозился часа два. Откуда-то с помойки притащил нужную арматуру. Боюсь представить, что могло бы произойти не установи мы ей новый унитаз. Ведь ванная могла банально забиться. И если мы пришли бы на месяц позже, то перед нами открылась бы совершенно иная картина.

То, что мы для неё сделали, нигде не регламентировано. Просто пока она лежала в больнице, мы переоформили поступление её пенсии на нашу социальную службу. Мы перекрыли ей газ и купили электроплитку. К сожалению, полноценно взять её под опеку было невозможно. 

Как только она в очередной раз покинула стены психушки, пенсию вновь стали доставлять ей лично. Она продолжила бухать.

Однажды мы приехали к ней, чтобы сопроводить в суд. Подходим к дому, а она вываливается из пивнухи с пакетами, полными разливного. Спрашиваю у неё: «Что вы купили?» Ответ: «У меня там газировочка».

Психи часто пытаются нам врать. Ещё у шизофреников почти всегда есть на словах какой-то человек, которого они боятся, о котором постоянно говорят. У этой тоже был такой мужик, который к ней постоянно приходил. Позже мы узнали, что он давно мёртв. Но тот неподдельный ужас, возникавший в её глазах при каждом упоминании о нём, имитировать было невозможно. Что-то серьёзно её пугало.

Что из увиденного тебя сильнее всего впечатлило?

Был мужик, у которого на лице из-за новообразования выросло ещё одно лицо. Вот на него смотреть было реально страшно.

Была ситуация. Мать — диабетик, дочь — инвалид по психике, отец которой отсидел за её же изнасилование. Мать умерла, и опеку над женщиной взял на себя брат, который сам недавно закодировался. Сейчас мы регулярно проверяем, накормлена ли женщина, нормально ли живёт, осуществляется ли за ней уход. Пока опекуном была мать, сумасшедшая часто шлялась по улице и попрошайничала.

Один сбежал из психиатрической больницы к своей больной матери. Очень за неё переживал, просился к ней. Его, естественно, никуда не пускали. Тогда он просто сбежал с прогулки. Сообщили нам. Мой коллега вместе с участковым полицейским приехали на адрес. 

Заходят — два трупа. Она лежит на кровати. Он висит на дверной ручке. Прибежал домой, обнаружил мёртвую мать и не выдержал.

Бывает ли противно? Как переступаешь себя и продолжаешь работать?

На адресах у неадекватов противно почти всегда. Запах дерьма, проссаные штаны и матрасы. Психи почти не моются и не приводят себя в порядок. 

Но мы занимаемся не только таким. Позитивные мероприятия перекрывают всё.

Урок рисования для людей с ограниченными возможностями

Если бы мы занимались только днищем, маловероятно, что я проработал бы настолько долго. 

Отдача от пожилых людей потрясающая. От них можно перенять интересный опыт.

Расскажи о том, как работаете с инвалидами. В каких условиях они живут? Многие ли среди них нуждаются в вашей помощи?

В основном у инвалидов всё хорошо. Они окружены заботой родственников и близких. При необходимости оформляем опекуна.

С инвалидами работа строится в двух направлениях: досуг и патронаж. Во втором случае наш специалист выезжает на адрес, проверяет условия жизни человека. А условия могут быть очень разными — от хороших до проживания в доме под снос.

Бывает, что родственники намеренно плохо ухаживают, чтобы человек поскорее скурвился и сдох. Тогда можно присвоить себе жильё. Или начинаешь с таким человеком работать, никак не можешь найти родных. А сразу после смерти они объявляются, чтобы поделить квартиру. Покойного никто даже не вспоминает.

Как с вами взаимодействуют другие службы?

У них всё строго регламентировано. Никто и пальцем не пошевелит сделать доброе дело. Инициативы никакой, всё только по бумажке. Винить их за такой подход к делу нельзя, но и хвалить было бы неуместно.

Участковым полиции вообще не до этого. Они редко когда подрываются и едут что-то решать. В основном от них слышишь такое: «Да, я был по этому адресу. Я знаю, что там дерьмище». Всё.

Был у нас человек на контроле с открытой формой туберкулёза. Он жил в двухэтажном деревянном бараке, в тесной комнатке на первом этаже. И у них не было унитаза. Вместо этого в полу просто была дыра, в которую срал он сам, срал его недавно освободившийся брат, срали их собутыльники. Пенсию туберкулёзника в магазине меняли на бухло. Пару раз они даже горели.

Когда приезжала скорая, туберкулёзник сбегал через окно. Из-за гангрены ему ампутировали пальцы рук. Кроме туберкулёза и алкоголизма проблемы у него были и с психикой. Участковый про эту ситуацию знал, но на наши просьбы выйти на адрес и прогнать левых господ просто пожимал плечами.

Про онанизм, опухшие ноги и социальные гарантии

Бывает, что ты срываешься? Как справляешься со стрессом?

Срывы бывают, но чаще всего я спускаю это на своих подчинённых. Я цепляюсь за их ошибки и начинаю за это драконить.

Другие испытанные средства снять рабочий стресс — онанизм и алкоголь.

Бывает ли так, что все ваши усилия оказываются напрасными? Если вы так стараетесь, почему в СМИ часто попадают негативные истории?

Приехали как-то раз к пожилой женщине, у которой на фоне диабета сильно опухли ноги. Мы вызвали скорую. Фельдшер у неё спрашивает: «Вы поедете в больницу?». Она отвечает: «Нет». Скорую мы не смогли уговорить забрать её. Да они и права не имеют без согласия, если пациент находится в сознании.

Мы нашли её родственников. Те приехали через пару дней, а женщина блуждает в бессознательном. Вновь вызвали скорую, но только те привели её в чувства, она вновь отказалась от госпитализации. 

Мы родственникам сказали: «Решайте как-то вопрос». Дали им все нужные контакты. Через пару дней её близкие перестали выходить с нами на связь. Когда мы в очередной раз приехали к ней, ноги её опухли ещё сильнее, а сама она умерла.

Психических отклонений у неё не наблюдалось. Мы решили, что она воспользовалась ухудшением своего состояния, чтобы уйти из жизни. У неё была дочь и взрослый внук. Врач скорой помощи сказал, что ей просто был нужен нормальный человеческий уход. У нас сиделочная помощь на вес золота, только для самых одиноких и тяжелобольных. Помогать этой женщине должны были родственники, но они просто забили.

СМИ очень любят подобную дичь, про всякое говно, смерти и треш. Про это журналисты пишут много, а про реальные позитивные дела не говорят ни слова.

Социальная служба — не Господь Бог. Многое зависит от самого человека. 

Если нам не удаётся вовремя устроить человека в больницу из-за каких-то бюрократических проволочек, повышается вероятность летального исхода. Потом говорят — виновата социальная служба. А только мы и били тревогу. Может, оттого и виноваты, что постоянно на слуху. 

Когда говорят «государство должно было обеспечить и помочь», почему-то не подразумевается лоб сотрудника, в который летит стул очередного психопата.

По самым сложным случаям мы созываем экстренные совещания и принимаем коллегиальное решение. 

Часто мы понимаем, что спасти человека не удастся. Но пытаться сделать это необходимо.

Какие минимальные гарантии в нашей стране есть у человека, оказавшегося в трудной жизненной ситуации? Чего точно ожидать не стоит?

Самая главная гарантия — это решение самого человека. Если гражданин захочет достойно встретить пенсионный возраст и с интересом провести оставшееся время, он всё это получит. Конечно, многое зависит и от окружения. Если соседи вовремя забьют тревогу, то человека спасут. Если нет, всё может кончиться настоящим адом.

Социальный работник во время пандемии коронавируса принесла пенсионерке продукты

Взаимодействуют ли с вами другие коммерческие, некоммерческие и государственные компании? Чем помогают? Можно ли рассчитывать на кого-то ещё, кроме вас?

Взаимодействуют, и очень успешно. НКО государство финансирует с большей охотой, поскольку считается, что госучреждения и без того получают государственные деньги. И они работаю на качество, поскольку за эти государственные деньги отчитываются.

С меценатами работаем чисто за респект. Они нам помогают что-то купить, устроить мероприятие. Мы на этом мероприятии их просто озвучиваем.

Есть фонды точечные. Отдельно аутисты, отдельно люди с синдромом Дауна, отдельно БОМЖи. Такие фонды ввиду своей узконаправленности самые результативные.

Но всё равно я бы не рекомендовал надеяться на кого бы то ни было. Надеяться нужно только на себя.

Про подработки, смыслы и сложные решения

Почему продолжаешь работать? Хотел бы сменить работу? Если да — чем хотел бы заниматься?

Честно? Не знаю. Это очень сложный вопрос. Поскольку у меня не так много рутины в работе, мне всё нравится. Также я никогда не упускаю шанса заработать где-либо ещё. Часто получается взять какой-то фриланс, попасть на какую-то движуху. Недавно подрабатывал грузчиком. Иногда по вечерам, иногда по выходным. Не штатным грузчиком, как в какой-нибудь «Пятёрочке», а на переездах. Если дел особенно нет, могу свалить с работы пораньше, чтобы таскать мебель. Это печально, но особенно я от этого не страдаю. Сейчас так живут все. Если поговорить с каким-нибудь таксистом, то окажется, что он не только таксист, но и монтажник, электрик, ещё кто-нибудь.

Видишь ли смысл в том, чем занимаешься? Бывает ли так, что смысл теряешь?

Да и да. Часто задаюсь вопросом — а зачем всё это нужно? Особенное отторжение вызывает скучная бумажная работа. Но я грамотный руководитель – распределяю и контролирую. Это называется не спихнуть, а поручить.

Что приносит удовольствие и удовлетворение?

Радостные лица измотанных пенсионеров, вернувшихся из очередной экскурсии в город.

Как к твоей деятельности относятся родные и близкие?

Жена говорит: «Заебал ты. Увольняйся»

А друзья приходят по пятницам бухать и с удовольствием слушают мои байки про одиноких поехавших.

Что изменилось после объявленного карантина из-за пандемии коронавируса COVID-19?

Приостановили очные мероприятия. Сейчас делаем видеоролики, рассылаем нашим подопечным. Ежедневно прозваниваем жителей города старше 55 лет, уточняем, нужна ли им помощь на самоизоляции.

Ну и помогаем. В аптеку можем сходить или в магазин.

Часто ли приходится принимать сложные решения, от которых зависит чья-то жизнь?

Поскольку гарантий результативности наших действий нет, каждое решение для меня сложное. Человек может умереть, а я буду мучить себя вопросом — правильно ли я поступил.

Сотрудники социальной службы веселятся вместе с пенсионерами на мероприятии


Ещё интересные интервью


видеть себя во сне со стороны
Интервью со специалистом по сновидениям Ярославом Филатовым

Ярослав Александрович Филатов, психиатр, автор первого в Рунете научного интернет-сонника с 15 000 зарегистрированных пользователей рассказывает, как работает наш мозг во сне, как правильно подойти к толкованию сна? хорошо ли это – летать во сне, почему снятся умершие люди и можно ли реально умереть во сне.

Ежи Симбин|30.08.19 9537
Продавец в региональном сексшопе

Девушка из магазина товаров для взрослых рассказывает о рабочих буднях. Почему мигранты из ближнего зарубежья задерживаются в магазине дольше всех, есть ли секс после 60 и можно ли увеличить член?

Ежи Симбин|16.05.19 9230
 Игорь Антоновский, пропитанный духом спальных районов
Спальные районы Игоря Антоновского

Автор рекламы «Азино 777» Игорь Антоновский: о творчестве, творческом кризисе, работе со Шнуровым и собственной теории контента.

Ежи Симбин|29.06.20 9134
Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.