Интервью с создателем «Стахановца» — программы контроля рабочего времени, установленной на более чем 500 000 машинах
Ежи Симбин|11.12.19 12524
Наш новый гость — автор программы слежения за офисными работниками. Но слово «слежение» сам он не любит :) Михаил Яхимович, который придумал программу «Стахановец», статистически точно знает, много, мало или нормально мы торчим в соцсетях; много, мало или нормально сливаем информации из своих компаний; нормально или крайне хреново управляем людьми, ставим им задачи. Спойлер: много, много и хреново :)

Безнадежён ли русский человек в плане эффективности труда

У вас есть понимание, где главный бич: люди торчат в соцсетях, воруют данные или что-то ещё?

Всё очень неоднородно.

Есть компании, в которых нет проблемы слива информации, но сотрудники нецелевым образом расходуют рабочее время. Здесь основная задача руководителей — понять, как грамотно ставить задачи, чтобы использовать весь ресурс.

Социальные медиа превращаются в таймкиллеры. У многих возникает зависимость от лайков, просмотра новостей и прочего. Человек думает, что отвлечется на минутку, а на самом деле — уходит не на один час.

Проблема воровства происходит от того, что работники слишком вольно относятся к данным работодателя. Некоторые считают, что нет ничего зазорного в том, чтобы слить клиентскую базу или текущие наработки себе на носитель. 

Плохо лежит — возьму себе, вдруг пригодится. Рано или поздно эти данные попадут в открытый доступ, а это скомпрометирует компанию. Кто-то может использовать их во вред. 

Безалаберность на рабочем месте

Люди не понимают, что собственник тратит огромное количество времени и денег, пытается построить бизнес, который будет приносить пользу людям. И своими неосознанными действиями совершают преступление.

Бизнес превращается в игру «Мафия» между работодателем и сотрудниками: одни пытаются показать, что они делают больше, чем на самом деле, а другие верят этому или нет. 

Массового пьянства на рабочих местах, к счастью, нет, это единичные случаи.

Есть проблема менеджеров — они поверхностно относятся к вопросу грамотной постановки задачи. Например, люди получают задачу в таком виде, что никогда не смогут решить ее целиком, им нужно сначала разбить её на подзадачи. 

Вы реально думаете, что такие программные решения, как ваше, заставят русского человека хорошо работать, не воровать, не выпивать?

Конечно, нет. Ни одна программа этого не может. 

Но идея в том, чтобы предоставлять объективную информацию. Как анализы у человека: чтобы понять, как лечиться, нужно сперва узнать, что происходит. 

Понятно, что лучше понять проблему до обострения болезни. Но обычно к нам обращаются, когда уже нужно спасать положение. Хотя, справедливости ради, скажу, что тенденция меняется.

По нашим отчётам работодатель понимает, как и чем сотрудники занимают рабочее время. Сейчас в мире наблюдается тенденция сокращения рабочих дней, рабочей недели. Люди могут эффективно работать и выполнять свои обязанности в более короткие сроки. 

Есть такой миф, что русский человек в принципе неэффективен. Ни в управлении, ни в труде — не сравнить с немцами и американцами. Вы согласны с этим?

Это полный бред. 

Характеристику неэффективности переносить на слово «русские» абсолютно неправильно. 

Возьмём США. Это лес, в котором животные научились жить в диких условиях. Есть минимальный набор правил: или ты съел кого-то, или тебя съели. И животные там сильные, накачанные — очень эффективные.

А СССР — зоопарк. Все сидели по клеточкам, а администрация распределяла задания и еду. Потом эти клетки открыли, и начался треш. До сих пор идет процесс настройки очень сложного организма. Традиции менеджмента на постсоветском пространстве попросту нет.

Некомпетентные сотрудники

Чем сложнее система — тем дольше её настраивать. Как в природе: детеныш человека развивается до вменяемого состояния много лет, в то время как детёныш волка становится полноценным волком через короткий промежуток времени. 

Так и огромное государство. Выстраивание всех противовесов, институтов — очень долгий процесс. Поэтому со стороны кажется, что русские неэффективны.

В целом, есть такая статистика, что чем западнее человек, тем больше он блюдёт интересы бизнеса. А чем восточнее — тем больше он предпочитает интересы социальные (личные, семейные, дружеские). Мы — где-то посередине, приближаемся к востоку.

Как вы отслеживаете степень опьянения человека? 

Каждый человек имеет свои особенности набора текста: промежутки между нажатиями клавиш, время нажатия. У нас в «Стахановце» есть инструмент «Клавиатурный почерк», который позволяет определить, кто набирал текст и вообще пользовался компьютером в определенный момент. Часто это очень важно в вопросах безопасности, например, когда сотрудник отрицает, что какие-то противоправные действия совершил именно он.

Пьянство на рабочем месте

Сейчас для определения личности мы внедряем технологию распознавания лица.

«Клавиатурным почерком» реально можно определить состояние человека. Пока мы создавали инструмент — закупали пиво, анализировали, как набирается текст до и после опьянения. Ушло около 100 литров :) 

Было обнаружено, что даже от незначительного количества алкоголя стиль нажатия клавиш меняется. Буквально 2 бутылки пива — и почерк «поплыл». Теряется устойчивость, наш алгоритм показывает, что текст набирает другой человек. 

Мы подключили к системе также анализ движений мышью и даже запатентовали эту технологию.

Определить степень опьянения очень важно, особенно в моментах, когда человек работает с крупными транзакциями, общается с важными клиентами или разрабатывает технические решения для сложных объектов.

На что люди тратят рабочее время

В каких отраслях творится самый ад и кошмар?

Определенных сфер нет, всё зависит от компании. Порой мы сами удивлялись, какое безумие происходит — как раковая опухоль 4-й стадии. 

Никто ничего не делает, куча сливов, сотрудники саботируют работу. А компания живёт только за счет того, что в 90-х приобрела какую-то клиентскую базу, и люди по привычке пользуются её услугами.

Собственник не интересовался компанией, пока всё не стало совсем плохо.

Собственник, который не контролирует бизнес

Такое происходит, например, в крупной оптовой торговле. Но чаще всего этим болеют финансовые организации: банки, страховые компании, МФО. В них большинство людей работают на машинах, и ценность клиентских данных высока. Работники массово оформляют кредиты на подставные организации, торгуют данными клиентов.

В таких организациях наши инструменты позволяют получить довольно точную статистическую картину. Мы сравниваем людей со схожими обязанностями и выявляем слабые стороны. Можем даже оценить круг общения сотрудника. И если круг общения человека, который хорошо работает, показывает высокие результаты, значит сотрудник ценен, это позитивный коммуникатор. Есть негативные коммуникаторы, которые снижают эффективность работы других людей. Они, например, часто зовут людей на перекур, чтобы что-нибудь обсудить, или рассылают видеоролики, которые очень сильно отвлекают.

Как в своей массе работают наши люди: хорошо и эффективно или ленятся и тупят?

Я бы сказал так: в коллективе 10% людей нацелены на результат и готовы работать очень эффективно. Еще 10% в любой ситуации найдут способ забить, работать неэффективно и вредить. 

Оставшиеся 80% — люди, которые при определённых обстоятельствах примыкают либо к первой категории, либо ко второй. 

Неэффективное распределение обязанностей

Задача компании — знать, кто есть кто, развивать и удерживать первые 10%. Иметь в виду, что есть ещё 10% — это те, с кем при определённых обстоятельствах будет необходимо расстаться. И стараться делать так, чтобы 80% чаще примыкали к эффективным сотрудникам.

Люди в большинстве своём настроены на то, чтобы принести пользу себе — заработать денег. И если компания создаст хорошие условия, разъяснит список обязанностей, перспективы карьерного роста и не будет забивать на анализ того, что происходит внутри — всё будет хорошо.

В чём смысл того, что человек смотрит отчет по своей работе?

Лично для меня это некий информационный дневник. Если какую-то задачу я сделал быстро и хорошо — могу отследить, какие инструменты при этом использовал, что мне помогло.

Прокрастинация на рабочем месте

Другие люди могут использовать информацию по-своему. 

Кто-то может сильно удивиться тому, сколько времени сжирает просмотр Youtube и других социальных сетей — в течение дня это может происходить незаметно. 

Человек понимает, насколько велик его ресурс для выполнения поставленных задач. 

Для тех, кто готов учиться, готов к самоанализу и ищет пути для развития — это очень ценная информация.

Ну а вот есть люди из бюджетных сфер. У них ни интернета, ни Ютуба, ни соцсетей. При этом, посади их работать в частную компанию — и поймёшь, что у тебя будет эффективнее чуть ли ни любой студент, который из ВК, ФБ, Инсты вылазить не будет. Не так? 

Мне кажется, что таких инертных людей нужно включать в процесс плавно, не стоит давать им сразу всё новое. Нужна продуманная программа мелких шагов, правильная мотивация. Чтобы человек видел, что он что-то сделал хорошо, и получил за это хорошо.

Я не считаю таких людей неисправимыми. Это вопрос мотивации. У меня есть пример, когда люди до 40 лет продавали товары, а потом становились программистами. Кто-то может сам себе придумать программу перехода, но таких мало. Другим нужно помочь.

Если говорить о соцсетях, то сейчас они несправедливо демонизированы. Есть люди, которым они помогают. Если человек может сделать всю работу за пару часов, а потом посвятить время себе — почему бы и нет, если он не хочет сделать лучше и заработать больше.

Ненормированный рабочий день

Но соцсети нередко мешают человеку справиться с задачей вовремя. 

Недавно немецкий стартап ввёл новый режим — они сократили рабочий день с 8 до 5 часов с сохранением заработной платы и отпусков. Но при этом запретили пользоваться социальными сетями, сотовыми телефонами и вести светские беседы. Уровень эффективности не изменился, а у людей появилось больше времени на себя.

Эта нечестная игра с работодателем, когда сотрудник 8 часов делает вид, что работает, это вредит всем. И сотруднику, который занимается ерундой, а мог бы сделать что-нибудь для семьи и саморазвития. И работодателю, который должен обеспечивать этого сотрудника электричеством, кофе и рабочим местом. 

Сейчас разговоры о сокращении рабочей недели и рабочих часов звучат, как какая-то ерунда. Но если углубиться в историю, то раньше люди работали по 16 часов с 1 выходным. И я считаю, что количество рабочих дней и рабочих часов будет неизбежно уменьшаться.

Схожие проблемы микробизнеса и огромных корпораций

Нужен ли ваш комплекс для компании в 2-3 человека? Это же крошечный коллектив, неужели в таком узком кругу можно не заметить чьи-то вредоносные действия без софта? 

На самом деле, это иллюзия. Есть показательный пример того, как наш комплекс помог одному крошечному бизнесу выжить.

Слив информации в компании

Это была туристическая компания из двух человек — учредителя и менеджера. Учредитель тратил большие суммы на рекламу, а девушка принимала звонки и проводила первичный отбор туров. Учредитель всё время находился в офисе, но результативность была очень низкой. Люди не покупали туры, даже несмотря на то, что предложения были достаточно дешёвыми.

С помощью нашего продукта учредитель выяснил, что девушка передавала потенциальных покупателей своему парню, который работал в другой туристической компании. 

Таких ситуаций довольно много.

Рассмотрим обратную ситуацию. В компании 1 000 человек, вы собираете, наверное, терабайты информации. Кто её отсматривает, кто анализирует?

Мы сделали возможность автоматической интерпретации полученной информации таким образом, чтобы 1-2 человека могли оценить результат и сделать выводы.

Можно делать интегральные оценки сравнения как отдельных людей, так и целых отделов — и находить отклонения в поведении. Действует правило Парето: 20% сотрудников делают 80% работы, и 20% сотрудников несут 80% угроз для компании. Комплекс помогает выявить эти ядра, чтобы работать с ними в дальнейшем. 

У одних выявляются какие-то инструментарии, которые помогут сделать компанию эффективней. У других — те, которые тянут компанию вниз.

Для работы с большими данными в нашем комплексе есть множество инструментов. Например, анализатор рисков, оповещение о возможных угрозах.

Детальный анализ бизнеса

Анализом результатов работы «Стахановца» занимаются разные люди. В небольших компаниях — учредители. Где-то — служба безопасности, HR-сотрудники, айтишники. В особо крупных компаниях есть профильные департаменты по анализу внутренней эффективности.

Можете привести примеры работы вашего комплекса в крупных компаниях?

В одной крупной страховой компании сравнивались подразделения из разных регионов страны. Сотрудники занимались примерно одной и той же работой. Руководство знало примерные показатели результативности, а комплекс помог увидеть, из-за чего подразделения приносят разную прибыль. Выявили достаточно очевидные вещи: люди, которые приносили больший доход, больше работали с CRM, с исходящей корреспонденцией. 

В другой компании наш комплекс позволил выявить целый отдел, который ничем не занимался. Компания наняла людей для анализа рынка, чтобы выйти на новое направление. Люди свою работу выполнили, предоставили отчёт. Компания решила это направление не развивать, а одному из директоров поручили перераспределить этих людей по другим подразделениям.

Сотрудники, которые не приносят прибыль

Но директор на следующий день ушел в отпуск и забыл про этот отдел.

Люди ходили на работу и получали зарплату примерно полгода, не выполняя никаких задач.

У другого крупного ритейлера бизнес исторически был построен таким образом, что точки продаж они оформляли на индивидуальных предпринимателей. От этого очень сильно разрослась бухгалтерия. Но когда какие-то точки закрывались, бухгалтера не сообщали о том, что их загрузка уменьшилась. Поэтому при открытии новых ИП приходилось нанимать новых бухгалтеров. 

В итоге получилось так, что примерно из 40 человек у одних была загрузка под 90% — они работали на износ. А у других почти всё время занимали соцсети и другая деятельность, не связанная с работой. Зарплата при этом была на одном уровне. Люди чувствовали несправедливость, атмосфера в коллективе рушилась. 

Всё это было выявлено с помощью нашего комплекса.

А что говорят о вас в интернете?

Отзывы не самые хорошие — наш продукт не очень нравится работникам. 

Сотрудник, который нашёл для себя плюсы во внедрении «Стахановца», отзыв писать не пойдёт. Пишут те, кого это напрягает, мешает втихаря заниматься личными делами.

Добросовестные сотрудники приветствуют наш продукт. Их достала ситуация, когда коллеги вокруг ничего не делают, льют шефу в уши какие они классные, и получают ту же зарплату, что и ответственные люди.

О распространении и политике открытой установки

Люди сами приходят к вам за продуктом, или всё-таки это больше активные продажи с презентациями, показом кейсов?

Большая часть внедрений происходит благодаря сарафанному радио. Конечно, у нас есть рекламный отдел, ещё мы отслеживаем компании, которые устанавливают демонстрационные версии, и предлагаем им купить полную. Но чаще всего руководители одних компаний нас просто рекомендуют другим.

Сарафанное радио

Например, мы пытались связаться с одной организацией, офис которой находился недалеко от нас. Предлагали свой продукт, отправляли коммерческие предложения — результата ноль. А через год эта компания сама обратилась к нам по рекомендации своих партнёров из другого города.

Оказалось, что нашему предложению было тяжело пробиться через сотрудников к руководству — и оно просто о нем не знало.

На скольких рабочих машинах сейчас установлен ваш «Стахановец»?

Более полумиллиона.

Часть компаний решают проблему и удаляют продукт, но подавляющее большинство регулярно продлевают лицензии, либо покупают бессрочную.

Обычно наш продукт устанавливают, когда «петух клюнул» — возникла проблема, и нет ясности, как её решить. Например, без каких-либо рыночных предпосылок падают показатели прибыльности, или кто-то сливает данные конкурентам.

Собственники, которые ставят программу, за открытую политику или же устанавливают приложение ночью, чтобы сотрудники о нём не узнали?

Мы всегда предлагаем честное внедрение, когда работодатель оповещает персонал. Это происходит и на уровне лицензионных соглашений, и на уровне рекомендаций.

Наводим порядок в голове сотрудника

Казалось бы, очевидный тезис: рабочее время не является личным для сотрудника, но не все это понимают. Поэтому мы рекомендуем заключать с работниками соглашения о том, что их работа может быть проконтролирована.

Справедливости ради скажу, что открытых внедрений становится всё больше. 

Но некоторые работодатели на свой страх и риск устанавливают «Стахановца» втёмную. Не скажу, что это работает лучше с точки зрения увеличения эффективности работы. Возможно, это необходимо для проведения расследований в сфере безопасности.

Сокрытие правды от сотрудников

Сейчас в наш комплекс вшита надстройка, которая оповещает пользователя о том, что софт установлен и за компьютером ведётся наблюдение.

Слежка за человеком или сбор полезной информации

«Стахановец» установлен на рабочих компьютерах ваших сотрудников?

Да, разумеется. «Стахановец» работает в таком режиме, что статистику может посмотреть и сам сотрудник, и менеджер — именно такой вариант использования мы пропагандируем. В первую очередь для того, чтобы каждый мог посмотреть отчёт по своей работе, оценить её. 

У вас есть опция «Мобильный контроль». Кто её покупает, чем она полезна?

Опция помогает отследить, что устройство, которое выдано для работы, используется для работы. 

Это может быть торговый представитель с рабочим телефоном, или курьер. Работодатель хочет знать, где находится сотрудник, что с устройством не производятся противоправные действия, на него не устанавливаются вирусные приложения.

Расскажите про родительский контроль.

Родительский контроль — наше бесплатное приложение для дома. 

Когда появились все эти «Синие киты» и прочее, нам захотелось создать что-то в помощь родителям.

Мы создали продукт, а потом поняли, что группы смерти — простой хайп, который постепенно сходит на нет. Было принято решение дальше приложение не развивать.

Проблемы бизнеса под микроскопом

О переезде из Донецка, рабочем дне и зарплатах сотрудников

Сколько вы заработали за 10 лет существования вашего бизнеса? «Стахановец» сделал вас богатым человеком?

Я не сотрудник своей компании. Конкретных цифр я назвать не могу, потому что мой доход привязан к дивидендам, а это не регулярное явление. Скажем так: я не бедный человек, но и богатым меня назвать тяжело.

Я всегда больше нацелен на реинвестирование, поэтому все свободные средства идут на развитие продукта.

А всего вас двое акционеров: вы и ваш партнёр программист/технический директор, который, собственно, писал код?

Кроме нас есть еще компания Softline Venture Partners. Им мы продали часть своей доли.

Мы хотели, чтобы у нас появился партнёр с огромным опытом продажи программного обеспечения, который бы помог нам быстрее и лучше развиться. Эта надежда оправдалась.

Вы сами из Донецка, а где расположен костяк вашей команды?

В Донецке, скажем так, происходили разные процессы, поэтому два с половиной года назад я переехал в Батуми, мне там нравится. Это очень комфортное место — под рукой и море, и горы. Огромное количество фруктов. 

В целом, жизнь в Батуми оказалась немного дороже, чем в Донецке, но намного дешевле, чем в Москве. 

Можно свободно снимать трёхкомнатную квартиру в прекрасном месте с видом на море — она стоит примерно $450 в месяц, с учётом того, что это длительная аренда от года и более. Чуть подальше можно снять такую же квартиру за $250.

Разница уровня жизни в странах

С зарплатой в 150 000 рублей на семью можно свободно жить и ни в чём себе не отказывать.

А команда располагается в разных местах — в основном в России, часть в Украине, ну и по всему миру.

Что вы разрабатываете в данный момент?

Мы сосредоточены на подборе инструментария, который будет помогать анализировать огромные массивы информации. Скажем так, разрабатываем волшебную кнопку «Как сделать хорошо».

Сейчас мы внедряем распознавание лиц. Эта технология разработана с нуля. В её основе лежит уже обученная нейросеть и искусственный интеллект. 

Вам, наверное, требуются большие вычислительные мощности?

Для предварительной работы мощности не нужны. Стоит задача подобрать правильный инструментарий. Если это нейросети — то какие именно архитектуры, предварительные обработки данных, как они должны нормироваться.

Это математическая работа, поэтому я вовсю применяю свое профильное образование.

Что вас больше всего радует и раздражает в работе?

Больше всего мотивирует, когда ты видишь ситуации, которые наш продукт помог преодолеть. Когда «Стахановец» помогает спасать какие-то компании — собственники сами звонят с благодарностями или сообщают об этом при встрече. Когда ты видишь, что твой бизнес не бесполезен.

Рекомендации от благодарных клиентов

Раздражает отношение к продукту. Даже в ваших вопросах красной нитью проходит тема слежки.

Сначала у нас был такой акцент, но он был больше маркетинговый. А наш продукт до сих пор воспринимают как софт для слежки. 

Но люди разные, а неисправимых — 10%. В основной своей массе люди могут стать как хорошими, так и плохими. Мозг так устроен, что он приспосабливается и настраивается на ситуацию.

Как проходит ваш рабочий день?

Рабочий день ненормированный. Могу работать и 10, и 5 часов, в зависимости от ситуации и поставленных задач.

Я активно пользуюсь тем, что живу в Батуми — могу сходить на море, могу посмотреть горы. 

При этом я стараюсь быть всегда на связи, всегда готов ворваться в задачу и начать её решать.

Сколько человек в вашей организации?

Около 20.

Сколько получают ваши программисты?

Простые задачи мы отдаем на аутсорс. Все наши штатные программисты высококвалифицированные.

Получают в среднем чуть выше, чем по рынку — от 150 000 рублей. Есть люди, которые зарабатывают 200 000.

Какую самую значимую статистику вы получили, анализируя себя самого в «Стахановце»?

В то время, когда я жил на Донбассе, там происходили страшные дела. Даже в мой дом прилетала ракета. «Стахановец» показал, что колоссальное время я трачу на просмотр новостей. Это превратилось в болезнь, и я решил ограничить себя 10 минутами утром и вечером. Для работы это очень помогло — иначе просто бы переехал жить в интернет.

Из радостных событий: сейчас, например, могу заметить, что настолько ушел в работу, что сидел безвылазно 6 часов. 

Припомните какие-то рекордные разоблачения «Стахановца»?

Менеджер одной очень крупной телекоммуникационной компании, которая использует «Стахановца», нанёс ущерб своей организации на 37 миллионов долларов. Он провел какую-то мегамахинацию с закупками оборудования.

Воровство в офисе

У другой компании — медийного агентства — менеджер начал подворовывать и сливать информацию конкурентам. Наш комплекс это отследил, и руководство его уволило. Но хитрый сотрудник, зная интересы и слабости директора, устроил в компанию своего товарища — и тот пошел по его стопам. 

Захват мира, прогноз на будущее и советы для предпринимателей и их сотрудников

Откуда вообще возникла идея создания такого софта?

Я закончил математический факультет Донецкого национального университета. Параллельно с учебой в аспирантуре мы вместе с товарищами открыли свое маркетинговое агентство. Помимо рекламы, мы занимались консалтингом в управлении — старались помогать в налаживании бизнес-процессов, постройке внутренней структуры.

Многие наши клиенты хотели что-то улучшить не только ради развития, а потому, что у них были различные внутренние проблемы. 

В процессе работы у нас сложилось четкое понимание, что большая часть проблем связана с тем, как построена работа с людьми, с какой отдачей они работают, какая атмосфера внутри компании.

Реальные инструменты для понимания положения отсутствовали. Так родилась идея создания инструментария для работодателя, для учредителя, для службы безопасности, для HR, который бы позволял получить объективную информацию о том, что происходит внутри компании.

Программной частью занимался мой партнёр — наш технический директор Сергей Шамшин, программист. Я всегда был сосредоточен на содержании: какие функции должна выполнять программа, как алгоритмически их организовать.

Вы чувствуете спад количества заказов в связи с затяжным кризисом последних лет? РБК писали, что за последний год в России закрылось почти 700 000 ООО-шек.

У нас ежегодный рост. 

У клиентов периодически бывают приливы потребительских настроений и негативные волны. Но я думаю, что кризис — это период очищения, перенастройки. Система, которая пережила кризис, становится сильнее.

Кризис в бизнесе

Сейчас просто новое время в истории: всё меняется с небывалой скоростью и интенсивностью. И те системы, которые могут меняться так же быстро — выстоят.

Например, сейчас мы занимаемся таким инструментарием, которого пару десятков лет назад не было даже в теории. 

Вся мировая экономика перестраивается, люди тратят деньги на такие вещи, которых недавно просто не существовало, разве что в книгах фантастов. 

Бизнесу трудно, особенно бизнесу в России. Менеджмент не готов меняться мгновенно, не готов чувствовать рынок и, в частности, не готов собирать и анализировать информацию о себе.

А денег нет, потому что любой стране нужно предложить миру что-то полезное, чтобы получить подарок в виде денег. Сейчас нефть и газ уже не такие модные и современные, а новых технологий пока нет. Оружие — крайне сомнительное достижение. Бизнес в поиске новых идей.

Непробиваемые сотрудники

Покупатель стремится к новым технологиям, а их в стране практически не производится. 

Куда движется сам «Стахановец»?

Мы хотим продолжать покорять мир. Развивать продукт в сторону его интеллектуализации, чтобы на выходе получать больше готовой информации для принятия управленческих решений. Выходить в новые страны, на новые рынки. Сейчас у нас есть отдельные продажи в Европе и Штатах, в ОАЭ. В Турции и Казахстане открыты наши представительства. 

Продукт тиражируем, он готов к экспансии. 

С точки зрения развития продукта изнутри мы постоянно сталкиваемся с тем, что у руководства и службы безопасности сокращается временной ресурс на ознакомление с возможностями комплекса. Все хотят волшебных кнопок. В эту сторону мы также работаем.

Можете дать прогноз: что в будущем ждёт рынок кадров? За всеми будут глобально следить и нагибать?

Глобальная слежка происходит уже сейчас. Даже без учёта нашей системы во время работы за компьютером вы находитесь под прицелом огромной маркетинговой системы. Facebook, Google, Microsoft и так далее.

Они тщательнейшим образом анализируют огромное количество аспектов вашей деятельности. Включая мобильные устройства.

Смотрят на поисковые запросы, отслеживают координаты, записывают голос в пассивном режиме. 

Человек, с которым вы просто постояли рядом некоторое время, может оказаться в возможных друзьях. Это происходит уже сейчас без нашего участия.

Касательно нашей компании я не считаю, что слово «слежение» — правильное. Это анализ информации. 

Огромное количество ответов на вопросы «Что делать?», «Во сколько начинать рабочий день?», «На какие сайты заходить?», «Какими программами пользоваться?» можно получить, если использовать информацию, которая уже собрана внутри бизнеса.

Руководитель сокращает штат

Я думаю, что тенденция идет к увеличению сбора этой информации. А как следствие — к уменьшению числа рабочих часов. 

В детстве я читал фантастическую повесть, в которой люди были разделены на 2 категории: те, кто сидит на пособии, и те, кто работает. Вторая категория с каждым годом сжималась, потому что большое количество аспектов деятельности автоматизировалось. Я думаю, что в нашей реальности будет происходить что-то похожее. 

У людей появится больше времени для самореализации, творчества и развития.

Что можете посоветовать собственникам и их работникам?

Собственники: эффективно используйте внутренние данные, чтобы трансформировать время людей в полезную работу.

Сотрудник, которого уволили

Сотрудники: не обманывайте себя. Если вы видите, что работа не ваша, что вы теряете на ней время — попробуйте поискать другую сферу занятости. Или используйте это время на саморазвитие. А можно плюнуть на всё, начать работать и зарабатывать бо́льшие деньги внутри компании.


Ещё интересные интервью


Псс, парень! Не хочешь немного заработать – зовет из кустов Матвей Северянин
Интервью с Матвеем Северяниным: то ли самым бедным, то ли самым честным инфобизнесменом

Все ненавидят инфобизнесменов, но многие — только лишь потому, что хотят быть как они :) Мы поговорили с Матвеем Северяниным — одним из тех, кто на самом острие ненависти, потому что учит школьников и студентов… заработку в интернете. Матвей рассказал, почему его курсы, книги и школа на самом деле — отличные и полезные, как он трудоустраивает школьников и студентов, как живёт с негативными отзывами в интернете о себе и, конечно же, на какой ездит тачке, сколько поднимает в месяц, где отдыхает и т. д. Спойлер — всё довольно скромно. Но это же не повод отменить ненависть к инфобизу!

Ежи Симбин|17.03.20 9929
Работник СИЗО

Сотрудник режимной службы следственного изолятора рассказывает о том, как проходят будни за колючей проволокой, легко ли сбежать из тюрьмы и как заключённому заработать $40 000 на правах человека.

Циля Зейман|26.04.19 9474
Подростковый бунт
Интервью с репетитором Оксаной Ласковской

Репетитор русского языка и литературы Оксана Ласковская, которая готовит детей в самые престижные российские вузы, рассказывает про прогнившую образовательную систему, готовых ради ЕГЭ сбежать из Склифа выпускницах; отменах неправославных школьных дискотек. И о том, что заставляет её «плакать в кулачок».

Циля Зейман|06.12.19 9465
Интервью с ведущей телемагазина

Среди всего треша, что идёт по телевизору, можно найти то, что вообще за гранью – телемагазины. Кто смотрит этот лохотрон? Зачем люди покупают это китайское говно? На кого рассчитано? Мы решили разобраться, почему такие каналы до сих пор существуют, и поговорили с Катей – ведущей телемагазина.

Ежи Симбин|11.06.19 9382
Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.