Между жизнью и смертью. Интервью с владельцем похоронного агентства
Ежи Симбин|10.11.19 2901
Илья Болтунов, владелец и создатель сети похоронных домов «Журавли» подробно рассказал нам о том, как в России устроен похоронный бизнес, сколько люди тратят на похороны близких и сколько на этом зарабатывают честные и не очень предприниматели. С одной стороны у нашего героя интервью — теневые схемы, подкупленные госслужащие и рэкет из 90-х — чему приходится противостоять. С другой — честная цена на рынке, честные способы получать заказы: рекомендации, прижизненные договоры, уход за могилой, франшиза.

В похоронный бизнес за 800 рублей

Как вы пришли в эту сферу услуг?

Мой дед по гражданской специальности — столяр. После войны он в детском доме преподавал то, что сейчас называют уроками труда. Обучал детей работе с деревом — чтобы у них на выходе из детдома сразу была какая-то профессия.

В сельской местности дед был единственным мастером по дереву, поэтому колотил все: от люльки до гроба. И помогал с погребальными процессами. С этого в середине прошлого века все и началось.

К 90-м годам во время перестройки, когда с работой было не очень, трое его сыновей занялись цеховым производством гробов и крестов — всего, что со столяркой связано. В те времена был большой спрос, организовывали поставки по всей России.

Буквально через несколько лет нашу продукцию благословлял Патриарх Алексий II. Это значило, что все наши изделия соответствуют церковным канонам, и все православные России могут их безопасно приобретать.

В начале 2000х бизнес развалился. Мне пришлось развивать все практически с нуля третьим заходом, третьим поколением. Но я работал в другом направлении, это уже были не продажи B2B, а своя история — организация похорон со всеми сопутствующими услугами для непосредственно конечного потребителя. 

Вы работаете на всю Россию или только определенные регионы?

На сегодняшний день это уже вся Россия. У нас есть несколько проданных франшиз, ведется большое количество переговоров. 

Сейчас мы оказываем услуги в Московской, Калужской, Тульской и Тверской областях. Это офисы, павильоны или похоронные дома — у нас несколько форматов.

Что нужно оформлять, регистрировать, какие взносы платить при открытии такого бизнеса?

Деятельность не лицензируется, не сертифицируется — заниматься можно всем: ИП, ООО, самозанятым. Онлайн-кассы для ИП на похоронку до 2021 года отменили. Кто угодно открылся, заплатил госпошлину 800 рублей — и работает. 

Если не смущает печальность смерти — открывайте франшизу.

О рабочем дне, штате и зарплате сотрудников

Расскажите о вашем рабочем дне. С утра до вечера на работе?

Такого, чтобы я не выходил из офиса — не бывает.

Взять сегодняшний день. Я проснулся в 7 утра, привел себя в порядок, позавтракал, поиграл с детьми. У нас есть программа управления компанией — там я освежил в памяти рабочие моменты. Потом снова поиграл с детьми. В обед провел встречу с маркетологами. Потом поплавал в бассейне, сходил на косметические процедуры, провел еще одну встречу — и сейчас, в 5 часов, беседую с вами.

Иногда бывают дни, когда я посещаю строительство наших похоронных домов. Люблю выезжать на стройку, потому что, как правило, это природа, свежий воздух. Завтра, например, посещаю похоронную выставку на ВДНХ.

Строительство похоронного дома

Какие задачи вы выполняете ежедневно?

Сейчас большая работа идет в направлении маркетинга. Ряд задач есть у дизайнеров и программистов — развиваем наш сайт. Работа с контекстной рекламой — перечень большой. 

В основном клиенты приходят по сарафанному радио. Кроме этого, есть специальные люди — организаторы похорон, которые лично общаются с потенциальными клиентами. Но есть и реклама. 

У вас большой штат?

В каждом похоронном доме по графику 2/2 работают 2 офис-менеджера. Кроме них есть еще организатор похорон, который занимается привлечением и оперативным управлением на месте. 

Конкретно наших сотрудников — около 30 человек.

Какая зарплата у ваших сотрудников?

Для каждого региона базовая часть зарплаты — средняя. 

Сотрудники зарабатывают на премиальных, бонусных и процентных частях. Особых ограничений нет, все зависит от активности. Между сотрудниками одного региона может быть трехкратная разница. 

Скажем, если в регионе средняя — 15 000, то офис-менеджер, который работает хорошо, получает 22-25 000. Был такой случай, что при средней зарплате в 25 000 рублей организатор похорон получал 30 000. Потом его сменил другой человек — и стал зарабатывать 70.  

За что можно премировать/депремировать сотрудника?

Организатор похорон может неэффективно организовать процесс. Например, заказаны бригада и катафалк, отпевание на 12:00. А по факту — отпевание в 14:00, значит, 2 часа простоя. Если эти 2 часа в 9 из 10 случаев — значит, это неэффективное управление. Если это произошло однократно — мы разбираем ситуацию, ищем причины.

Премировать можем за выполнение плана, который составляется исходя из статистики смертности. Для нормального функционирования похоронного дома нужно организовать 10 похорон в месяц.

Гробы, готовые к захоронению

Почему график работы 2/2, а не, например, 5/2?

Люди умирают без выходных — поэтому и работа должна быть организована без выходных. 2 через 2 — самый оптимальный график.

У вас бывают корпоративы, профессиональные праздники?

Бывают профессиональные мероприятия. Например, завтра на ВДНХ ежегодная выставка «Некрополь». Со всей России съезжаются похоронщики.

Ежегодная выставка сферы ритуальных услуг

По миру таких мероприятий много, я по возможности стараюсь их все посещать. Выставки, семинары, симпозиумы.

Что касается корпоративов — на Новый год собираемся основным костяком управления. Отмечаем, подводим итоги.

Новогодний корпоратив в сфере ритуальных услуг

Похоронный дом, который приносит деньги

Что представляет из себя похоронный дом?

Похоронный дом — это такая штука, вокруг которой построена наша франшиза, и функционирует наш бизнес.

Это отдельно стоящее здание, которое мы строим с нуля. В нем оказывается комплекс услуг, связанных с погребением, организацией похорон и сопутствующими вещами. Там есть помещение для предпохоронного содержания умерших — морг. Комната для подготовки, для косметических процедур. Зал, где можно попрощаться, провести отпевание или панихиду, организовать поминальную трапезу. Переговорные, выставочные помещения, магазин с ритуальными товарами. 

Магазин ритуальных товаров

Такие дома строятся усилиями ваших франчайзи?

Часть похоронных домов — наши собственные, другие — построенные франчайзи на их деньги.

Сейчас в Калужской области строится 4 похоронных дома. В следующем году будут строиться 2 дома в Тверской области, в этом году там проходят подготовительные работы.

Где-то в середине ноября будем подписывать договор с Пермью. Там планируется похоронный дом в самой Перми и несколько домов в крупных краевых городах. 

Сколько стоит построить такой дом?

Если смотреть из последнего — для Перми бизнес полностью под ключ вышел примерно в 4,5-5 миллионов. Это стандартный проект, адаптированный для Пермского региона. 

Похоронный бизнес прибыльный?

Прибыльность сложно померить. Если рассматривать возврат инвестиций, то, что видят франчайзи — это прибыльная история. Инвестиции отбиваются быстро, рынок достаточно свободный. 

В Перми на раскрутку заложено 2 года, при этом ожидаемая прибыль конца этого периода — примерно 5 220 000 рублей. Со всеми расчетами годовая доходность инвестиций там получается 21%.

Одна из причин, по которой все подряд не кинулись строить похоронные дома — табуированность смерти. 

А если смотреть, богатый ли человек я, то я довольно скромно живу. Моя философия в том, что не надо тратить на себя много денег. Я стараюсь реинвестировать всю прибыль обратно в бизнес, в строительство. 

Доходность для Перми 5 миллионов. Для Москвы это, наверное, в 2 раза выше?

Здесь все несколько сложнее — в Москве и расходы выше. Но ориентировочно так, не в 2 раза, но около 1,5. 

Ваша прибыль складывается из продаж франшизы, или у вас есть собственные похоронные дома, которые оказывают услуги?

Пока франшиза у нас идет в стороне от собственного бизнеса. Все деньги с франшизы мы сразу же реинвестируем на развитие франчайзинговой сети.

Строительство похоронного дома

Конкуренция и «привет» из 90-х

Сколько в среднем по рынку стоит похоронить человека?

В регионах центральной России средний чек 50-70 000 рублей. В наших домах дешевле — около 35 000. Набор услуг абсолютно одинаковый, разница обусловлена банальными взятками.

Все конкуренты платят огромные деньги для того, чтобы их бизнес функционировал. У них все построено на покупке информации о смерти. Из-за высокой конкуренции львиная доля денег уходит на поддержание сети информаторов. 

У нас информаторов нет, мы в них не нуждаемся. 80% наших заказчиков заключают прижизненные договоры — это люди, которые сами обратились к нам. На этом мы и специализируемся. Остальные 20% — сарафанное радио, реклама в СМИ, интернете: совершенно нормальные адекватные каналы привлечения клиентов.

Что за сеть информаторов?

Это структуры, которые имеют доступ к информации о смерти. Начиная от «02», «03», заканчивая МЧС, санитарками и техничками в больницах, работниками хосписов. Конечно, не все поголовно, но многие. 

Это не секрет, все об этом знают. Непосредственно обмен информации о смерти на деньги ведется на уровне низшего звена. Но средние и высшие звенья в доле, все четко понимают.

В Калужской области есть город с одной районной больницей. Санитарки в морге берут деньги — оплату от родственников, помимо того, что оплачено государством. Все поступления проходят через главврача, по совместительству депутата Единой России — поэтому его не трогают, несмотря на то, что было несколько громких заявлений в его адрес.

Коммерческое кладбище

Конкуренты, которые живут на серых схемах, зависимых от сливов, не портят вам жизнь?

Все портят, никому это не нравится. Постоянно идет противостояние. У меня друзья спрашивают, не устал ли я от этой войны? А я-то ведь и не воюю. Прилетает откуда-то какая-то глупость, мы как-то на нее реагируем. В правовом поле, конечно. А если бы нас никто не трогал — то с нашей стороны вообще бы не было никаких действий. 

Год назад мы начинали строить похоронный дом в Козельском районе Калужской области. Это достаточно известная в православных кругах местность — туда ездят паломники со всей России. И при этом город сильно коррумпированный. Построить похоронный дом нам так и не дали, это была настоящая война.  

Сгоревший похоронный дом

Муниципалитет косвенно через определенных людей владеет конкурентным бизнесом. Они продавали все: землю на кладбищах, которая должна быть бесплатной, услуги государственного морга, которые тоже должны быть бесплатными. 

На протяжении 20 с лишним лет получали сверхприбыль из воздуха. И тут нарисовались мы, отжали половину рынка и начали наводить правовые порядки.

Самое интересное: порядок мы навели. Донесли до людей информацию, они перестали давать взятки. И при этом, в течение года нас 2 раза поджигали, один раз стреляли, было огромное количество административных препон через купленные суды. СМИ делали много публикаций на эту тему. 

В итоге комплект документов нам так и не выдали, похоронный дом остался в недостроенном состоянии. Сейчас мы его разбираем — есть, куда перевезти. 

Сколько же вы тратите на юристов?

Все юристы у нас на аутсорсе. С Козельской историей в течение года было 5 или 7 исковых — много пришлось потратиться. Но зато теперь у нас есть готовая база ответов на каждое воздействие. Богатый опыт судебной практики приносит свои плоды.

Например, недавно нам снова в одном городе запретили строить похоронный дом. Мы, памятуя отработанные схемы, обратились в прокуратуру. Она быстро настучала по шапке администрации, и нам разрешили стройку. 

Но через неделю прилетает весточка из полиции: на нас заведено уголовное дело. Якобы мы угрожали главе города и его семье убийством. А я даже не знаю, как он выглядит. Пока разбираемся. Вопрос не только в том, чтобы доказать, что ты прав. Нужно еще наказать тех, кто такой гадостью занимается. Мы все делаем честно.

А бывает такое, что вы заходите в регион и строите похоронный дом без юристов?

На моей памяти, был один такой случай :)

В большинстве случаев, все-таки, все решается на этапе переговоров. Где совсем беспредел, 90-е — приходится судиться. 

В сумму 2-3 миллиона на постройку похоронного дома заложены эти судебные издержки?

Нет, издержки, конечно, не входят. Это расчет на постройку.

Но эти издержки финансово совсем небольшие. В большинстве случаев, если мы доказываем свою правоту, нам все возмещают. Это не та статья расходов, на которой стоит заморачиваться.

Да и сейчас все реже и реже возникает непонимание — все ситуации давно разобраны. 

Как вы договариваетесь с кладбищами о месте захоронения?

С кладбищами не надо договариваться. Взять тот же Козельск.

Мы начали работать, нашли клиентов, приехали на первые похороны. У нас все официально: землекопы, автомобили, техника, документы из администрации — как положено. Пришли на кладбище — там бойцы с лопатами: «Мы не дадим вам копать, потому что нам надо мзду платить».

Вызываешь полицию, фиксируешь всю эту историю. Как правило, после звонка эти бойцы растворяются. Пишешь в прокуратуру, она дает ответ о проведенной проверке: в администрации уточнили, да, все бесплатно. И больше никто к тебе не подходит.

Просто никто никогда не показывает зубы. У нас очень странные люди в России, все — как овцы на заклание забитые. Мы, когда общаемся с франчайзи, удивляемся: «Ребята, как вы раньше-то жили?». Они тоже спрашивают, как с кладбищем договариваться, ведь все платят.

Трупы в больнице хранятся на полу

Давайте, все будут голыми ходить, а на них плевать будут — вы тоже голыми ходить будете? Все любят терпеть эти унижения, кайф какой-то что ли получают? Как Достоевский сказал: «Русский человек как бы наслаждается своим страданием».

Часто встречаете купленную полицию и прокуратуру?

Они где-то купленные и ведут себя, как бессмертные. А где-то они, может быть, купленные, но вида не подают, когда понимают, что с ними общается кто-то мало-мальски грамотный. Предпочитают не влезать в ненужные разборки. Мы-то сами-себе начальники, а у них сверху еще очень много ступеней, и сидят они в кресле шатко-валко. 

Поэтому, когда чуть-чуть надавишь — все себя прилично ведут. 

Как вам удалось «сломать систему» и получать деньги с живых людей?

Весь цивилизованный мир живет на системе прижизненных договоров. Например, в Америке историю со сливами прошли сто лет назад. И рынок сам себя победил, все перешли в нормальное поле конкуренции.

Сливы, насколько мне известно, остались только на постсоветском пространстве.

В России я не знаю никого, кроме нас, кто бы целиком специализировался на такой системе. Появляются люди, которые начинают внедрять прижизненные программы — но у них это очень маленький процент заказов.

Просто стараются идти в ногу со временем.

Похороны в Европейском стиле

Есть известная история — в 90-е в Москве было околобюджетное учреждение, которое заставляло крупные организации, типа РЖД, подталкивать сотрудников на заключение прижизненных договоров. Но конца и края сейчас не найти, они канули в Лету.  

Премиальные похороны и понты на кладбище

Основной доход приносит организация похорон?

Помимо похорон есть еще множество услуг: благоустройство и уход за могилами, розничные продажи, грузы 200, прижизненные договоры. Все это также приносит прибыль.

Ядро прибыльности делится пополам между организацией похорон и работами по благоустройству захоронений. Как правило, все, для кого мы организовали похороны, в течение следующего года заказывают у нас благоустройство могил. 

Плюс, мы стараемся привлечь в клиенты людей со стороны. Это намного легче, чем погребальная тема — здесь не такая высокая конкуренция, нет сливов и все по-честному. Но есть свое «но»: все кладбищенские работы по благоустройству — сезонная история. Ровно полгода, с марта по октябрь, пока на кладбище нет снега.

Процесс благоустройства могилы

Самый пиковый сезон — после Пасхи, в мае и июне. Люди приходят в Пасху на кладбище, хватаются за голову и понимают, что что-то с захоронением нужно делать. И тут же бегут заказывать. 

Сколько стоит услуга ухода за могилой и как она выглядит?

Средний чек на благоустройство — памятник, ограда — около 50 000 рублей. В регионах — в Москве, понятно, дороже примерно в 2 раза.

Склад надгробных плит на производстве

Мы стараемся не делать однократные уборки, а заключать договоры на долгосрочное сотрудничество. Годовое обслуживание одного захоронения — примерно 6 000 рублей в год, совсем немного. 

К сожалению, услуга пока не очень востребована, потому что целевой покупатель еще не дорос до нужного возраста. Поколение сменится и, я думаю, это будет популярно. 

Сейчас с кладбищем контактируют люди среднего возраста, скажем так, постсоветской закалки. Они не понимают, как это: заплатить деньги, чтобы кто-то другой ухаживал за могилой твоих родственников — какая-то глупость. Они привыкли, что нужно ездить самим, подкрашивать оградку, мыть памятник.

Молодежь не считает, что нужно заниматься этим самостоятельно. И, когда поколения сменятся, эта молодежь будет основным заказчиком.

Люди, которые заказывают себе похороны при жизни кто они, как вы их находите?

Люди совершенно разные. Большинство — те, кто задумался о скорой кончине. 

Находить их нам помогают соцсети — они отслеживают людей, которые некоторое время интересуются темой похорон, смертельных заболеваний. На таких людей нацелена контекстная реклама.

В остальном мире клиент совершенно другой. Это обычные здоровые люди возрастом от 45 лет. Он в порядке вещей приводят свои дела в порядок — в том числе и заключают прижизненные договоры.

У вас на сайте есть услуги «Статусное погребение» и «Премиальное». Разница 240 000 рублей. В чем отличие?

На сайте тарифы сейчас устаканиваются, разница будет немножко другая. Отличие — в наборе товаров и услуг.

Гроб, самый простой, обитый тряпочкой — как в Советском Союзе делали — может стоить 2 000 рублей. Гроб из ценных пород дерева, двухкрышечный, с дорогой отделкой и ручной вышивкой может стоить 300 000 рублей.

Это как старенькие подержанные Жигули и люксовый автомобиль. 

Для кого какой гроб покупают?

Ситуации бываю разные, параллели провести сложно.

У одного дедушки из Подмосковья умерла супруга. Он вызвал нашего сотрудника на дом. По словам этого сотрудника — дед жил очень скромно, и он понимал, что нужно предложить гроб попроще. А дед нос воротит, говорит, нужно что-то получше. Так они дошли до гробов за 100 000, дедушка из серванта достал наличные. 

Дорогой гроб

Оказалось, что он — военный, с большой пенсией. И у бабушки тоже пенсия была немаленькая, они откладывали себе на черный день. И договорились друг с другом, что похороны должны быть королевские. 

Бывают, что люди приезжают на дорогих автомобилях, а покупают всего на 20 000. Хоронят какую-нибудь прабабушку со словами: «Нам только дом от нее надо». 

В основном — берут средние по цене гробы. Отличие, как правило, в наборе мероприятий.

Если это известный человек, то это большие долгие прощания. Дополнительные автомобили для перевозки людей. 

Бригада сопровождения — люди, которые переносят гроб — в стандартном исполнении 4 человека. Они справляются с простым гробом, он не тяжелый. Большие гробы из массива очень тяжелые, их переносят 8 человек. Плюс, кто-то может нести портреты, награды. 

Хоронили известных людей?

Известных на всю Россию — не хоронили. Там все куплено. В региональных масштабах — были случаи. Но и там не обходится без внештатных ситуаций.

Хоронили одного известного музыканта, который долгое время возглавлял большое музыкальное сообщество. У него было смертельное заболевание, поэтому он заключил с нами прижизненный договор. Но буквально на следующий день после смерти в нашу работу включается комиссия с его предприятия. Говорят, будут координировать взаимодействие со структурами. Но вместо этого они начали навязывать услуги стороннего агентства. Было очень неприятно, родственники сильно переживали по этому поводу — вроде как и нас подставляют, и на них наседают.

Какой максимальный бюджет похорон вам доводилось встречать?

В районе 300 000 рублей. С учетом наших расценок — это дорого. Конкуренты запросили за аналогичную программу 700 000.

По этому поводу расскажу вам историю, которая недавно со мной произошла. Обратились знакомые, которым по завещанию нужно было похоронить человека на Ваганьковском кладбище.

Местные дельцы предложили все сделать за 1 500 000 рублей. Люди практически в слезах пришли ко мне — они оперировали совсем не такими суммами. В итоге мы похоронили за 30 000. Просто это заняло не 1 день, а 4.

4 дня нам пришлось доказывать свою правоту. 

Все знают, что на Ваганьковском — дорого, достают эти полтора миллиона и платят. Мы приехали на кладбище, открыли официальный прайс лист, утвержденный правительством Москвы. Там написано: выкопать могилу — 11 000 рублей. 

Нам говорят, что если за 11 000, то мест нет. Мы заходим по-другому: у нас не новое место, а подзахоронение к родственникам. Они опять включают заднюю, с рулеткой пытаются нас убедить, что места не хватит.

Семейное захоронение

В итоге, мы написали заявление, в котором указали все пункты из гарантированного перечня, из указов президента, из ряда других документов. Попросили официальный отказ по каждому из этих пунктов. Через день нас, скрепя сердце, пропустили. 

Мы не поступаем так, как делает рынок. Там ведь даже не 1 500 000 рублей, там все 2 или 3 миллиона. Рынок полтора берет себе, полтора заносит на кладбище. Это, извините, не бизнес, это мошенничество. Бизнес — это давать ту услугу, которую заказывает человек. Если мы можем за 30 на Ваганьковское — пробуем, если получается — хороним за 30. Если человек хочет похороны за 100 — хороним за 100.

Часто ли заказывают кремацию?

В Москве кремацию заказывают часто. Острая нехватка земли. Новое бесплатное место можно выбить, это обусловлено государственными гарантиями. Но качество этой земли оставляет желать лучшего. Разравнивают проезды, канализационные и дождевые стоки — в очень отвратительных местах хоронят людей.

Затопленное кладбище

Поэтому многие предпочитают кремацию с последующим подзахоронением к своим родственникам. 

В регионах таких проблем нет, поэтому и кремацию заказывают реже.

В похоронной сфере присутствует такое явление, как «понты»?

Понтуются достаточно часто. Понты эти вызваны разными причинами.

Элитный гроб

Кто-то при жизни не уделял должного внимания родственнику, чувствует определенную вину и пытается за счет этих понтов перед другими родственниками себя оправдать. «Видите, как я хороню бабушку!» - хотя при жизни он ее видел 15 лет назад.

Есть люди, которые в принципе привыкли к статусности. Но это тоже дешевые понты :) Хоронили бывшую замминистра. Родственники настаивали, что человек уважаемый — приедут министры, губернаторы, пипец что будет. Нужна шикарная машина — условный Роллс-Ройс. 

Мы им ценник называли, они подумали и отвечают: «Знаете, народу не так уж много будет, давайте что-нибудь попроще». В итоге нашли золотую середину. 

А на похороны пришло 6 бабулек, с которыми она дружила со школы.

Часто слышны отголоски 90-х — пару лет назад заказали венок с надписью: «Шуре Лысому от братвы Белуги».

Погребальные технологии прошлого века

Какие отличия России от Запада именно в области технологий захоронения?

Все, что в России связано с погребальными технологиями — это копирка с Запада. Плохая копирка с отголосками наших традиционных моментов. 

Например, отечественные катафалки. Это плохая подделка под европейский автомобиль. Что-то, отдаленно напоминающее его в плане красоты, эстетики, безопасности и прочих моментов. 

Отечественный катафалк

Или сингуматоры — лифты для гроба. У нас их делают в Минске, в Костроме в условных гаражах. Покупаешь его за большие деньги — и он либо ломается, либо ржавеет, либо еще что-то — и нет никакой поддержки. 

Станки для гравировки у нас дешевые, но ужасно примитивные. Они требую много ручного труда, но мы вынуждены на них работать, потому что европейские станки стоят в 10 раз дороже.

Купить западную технологию — очень дорого. У нас нет платежеспособного населения, которое может это оплатить. А сделать здесь изделие такого же качества или придумать что-то свое у нас, к сожалению, не получается. Все кустарно.

Это происходит, потому что мы нищие?

Да. Платежная история в России совершенно другая, нежели в Европе.

К примеру, на социальные похороны — те, которые происходят за счет государства — в регионах выделяют 6 000 рублей. Мы предоставляем какой-то самый примитивный гроб и копку могилы на эту сумму. Это редкие заказы, но они есть. В Москве эта сумма 16 000. 

Участок для социальных похорон

За рубежом социальные похороны — это 700 евро.

В вашем бизнесе бывают кризисные периоды, когда заказов нет, или берут только дешевые программы?

Из года в год есть пиковые периоды, есть периоды спада. Не знаю, с чем это связано. 

В новогодние праздники смертность повышается.

Затяжные кризисы совпадают с экономическими. С 2012 года такой кризис. Люди постепенно с дорогого сегмента переходят в более дешевые. Условно, если 7 лет назад средний чек на памятник был 50-60 000 рублей, то сейчас 30 и снижается. 

Люди смотрят только на бюджетные варианты, про дорогие даже не спрашивают. 

Вы говорите, что социальных похорон мало значит одиноких людей немного?

Совсем немного. В крайнем случае попадаются соседи, которые могут оплатить погребение. Причем, соседи иногда хоронят лучше, чем родственники — все зависит от отношений.

Похороны для себя

Бывает, что прижизненные договоры заключают люди, которые не уверены в своих родственниках?

Недавно приходила бабушка. Живет в третьем или четвертом браке с сожителем. Дети — от первого брака, у них плохие отношения. Люди, с которыми она общается — подруга и этот самый сожитель.

Завещание бабушки

Бабушка пришла в первый раз просто разузнать информацию. Во второй раз она выбрала программу, а в третий раз оплатила. Назначила свою подругу доверенным лицом. 

Рассказала, что возраст уже преклонный, заболевания прогрессируют, а дети про нее не вспомнят, даже когда она умрет.

Как вы относитесь к мысли Темы Лебедева о том, что кладбища перестают быть популярными чтобы вспоминать об близких умерших людях достаточно посмотреть на их фотографии, видео, профилю в соцсети?

Я очень много общаюсь с людьми и обсуждаю такого рода вопросы. И общая идея формулируется так: место, то есть, географическая привязка — важна. Но не в том виде, в котором это есть сейчас.

Последнее время мы пытаемся развивать концепцию парка памяти. Она активно набирает обороты на Западе. Это общие пространства, парковые, зеленые, культурные. 

Многие говорят о кремации, о том, что прах можно развеять в таком парке — чтобы понимать, что то, что осталось от человека, находится где-то в конкретном месте. Но это не огороженное забором пространство 2 на 2 метра с камнем наверху, а просто общее пространство, куда можно прийти, повспоминать, поскорбеть. 

У вас самих, у ваших родственников открыты прижизненные договоры?

У близких есть пожелания, юридически мы не оформляем. У некоторых сотрудников есть договоры, у других — также пожелания.

Большое семейное захоронение

У меня самого — тоже общие пожелания. Сам с собой, конечно, договор не заключал :). Супруга, родители, друзья в курсе.

Какую программу похорон вы выбрали для себя?

История очень простая: во-первых, кремация, во-вторых, я бы не хотел, чтобы прах был развеян или погребен. Чтобы он утратился.

Мне бы хотелось, чтобы была урна, которую в случае чего можно перемещать. Условно, моя семья сегодня живет в Москве, а урна находится в загородном доме. Потом семья уехала в Сан-Франциско, и урна с моим прахом переехала вместе с ней. 

Должна быть какая-то материальная привязка. Фотографии — это хорошо, но урна мне нравится больше. 

Понятно, что, если кто-то захочет выкинуть — хрен с ним, выкидывайте :).

Это основные моменты. Ну еще я сказал, что мне не нужно отпевание.

Об эмоциях, сленге и забавных случаях

Испытываете какие-то чувства на работе?

К пожилым людям эмоций меньше. Не потому, что я какой-то черствый, просто если человек умирает в старости — это естественно. 

Российское кладбище

Когда от смертельного заболевания умирает человек среднего возраста — это очень неприятно, но я тоже реагирую на это спокойно.

Самое сложное — когда умирают дети. Детская смертность — она, в основном, из-за глупости. Я, да и многие коллеги, сотрудники, конкуренты — никто не может нормально реагировать на детскую смерть. Есть такие, которые отказываются, передают заказ конкурентам. Тяжело общаться с семьей, сам процесс похорон тяжелый. Ты все равно переживаешь, пропускаешь истории через себя.

Я запоминаю имена. Несколько лет назад умер годовалый мальчик, Глеб — я много чего помню о нем. Ему сделали типовую прививку, он уехал из больницы домой и умер. За день. 

От чего умирают люди среднего возраста?

Какой-то статистики у меня нет. У тех, кто обращается к нам, в большинстве случаев онкология. 

Помимо этого, есть масса смертей трагических. Здесь работают сливы. Попали в ДТП, поскольку родственников быстро не найдешь — полиция вызывает тех, с кем сотрудничает.  Эта ритуалка тут же забирает тело в морг, завладевает паспортом. А потом родственникам говорят — ребята, паспорт там-то, идите, заказывайте.

Что радует на работе, что раздражает?

Радует — когда что-то получается так, как запланировано. Такие маленькие радости.

Венки на фотосессии товаров

Раздражает только одно — отношение к смерти. Обывателей, сотрудников служб и прочих — всем нравится существовать в этой гадкой коррупционной системе.

Другие сферы развиваются — дороги лучше стали, садики строят, рестораны открывают, в культурной среде все налаживается. А похоронка столетиями топчется на месте. В таком говне находимся — ужас.

И когда мы пытаемся что-то сделать, то получаем то, что получаем. Где-то уголовку, где-то стрельбу. 

Причем, в некоторых местах это даже не вопрос коммерции, а самого отношения. Где-то мы даже еще хоронить не начали, никто не понял, что мы из себя представляем, будем ли мы конкурировать. Просто главе города не понравилось, что на центральной улице будет похоронный дом.

У вас есть рабочий сленг, как вы называете покойников?

Покойников мы, в основном, называем просто умершими. Либо конкретизируем: например, сотрудники, которые перевозят тело, сообщают моргу похоронного дома: «Мы везем бабушку» или «Мы везем мужчину». Это нужно для того, чтобы в похоронном доме сразу понимали, какая возрастная категория и пол. Они планируют, как будут общаться с родственниками, какие вероятнее всего будут наборы принадлежностей, предпочтительных услуг, одежды.

Гробы все называют ящиками. Даже поставщики в рекламных проспектах пишут: «Наши ящики по лучшей цене».

Памятник — камень. «Камень забрали», «Камень не забрали».

Человек, копающий могилу

Землекопов, которые копают могилы, называют кротами. Но это не от нас пошло.

Бригада сопровождения по-дебильному называется грузчиками.

Есть ли юмор на работе?

Такого, чтоб специально юморили — нет. Нет какой-то условной курилки, где бы похоронщики травили анекдоты о профессии.

Но профессиональные анекдоты есть, например, такой:

Собрались работники кладбища, обсуждают, как экономить. 

Могильщик: «Земля дорогая, давайте, мол, хоронить стоя, так будет меньше места расходоваться». 

Гробовщик: «Древесина, мол, тоже дорогая. Давайте хоронить стоя и без гробов». 

Изготовитель памятников: «Гранит, мол, с мрамором дорогие, давайте стоя, наполовину закапывать и тогда уж без памятников: и так же видно будет, кто похоронен». 

Директор: «Всех поддерживаю, хороним стоя, закапываем по пояс, памятники не ставим, ну и тогда уж на оградке сэкономим — пусть просто за руки держатся».

В общении с родственниками небольшое участие улыбок позволяет переключить человека и психологически разгрузить. Никто, конечно, откровенно не ржет, но даже в самых тяжелых ситуациях есть моменты, когда можно улыбнуться. 

Отпевание с юмором в пакре Музеон

Была история: долгий переезд на катафалке, родственники стучатся к водителю и спрашивают какую-нибудь музыку. Водитель, естественно, в ответ улыбается: «Что, вам прямо песню поставить?» «Ну да, он дальнобойщиком был, «Авторадио» любил, включите». Включили, потом сделали громче, и так с покойником под C. C. Catch доехали.

Есть ли какие-то запоминающиеся забавные моменты?

На днях история была. Агенты выехали на адрес забирать умершего, там уже были и полиция, и скорая. Квартира на замке. 

Когда дверь вскрыли, обнаружили мертвого мужчину перед компьютером, на котором было включено многочасовое порно. Так он и умер — в процессе мастурбации. Сердце отказало.

Что вы можете посоветовать людям, потерявшим близкого человека?

Есть книжки по психологии горя. Там отмечен временной период всех стадий переживания. Это естественный процесс.

По опыту могу сказать, что человеку, который надолго задерживается в какой-либо стадии, нужно посоветовать почитать эти книги. Сравнить — все ли у него нормально. Если все хорошо — пусть идет, как идет. Если есть отклонения от графика, например, человек 10 лет носит траур, но при этом он не испытывает никакого дискомфорта — оставьте его в покое. А если что-то идет не так — возможно, стоит обратиться к специалистам.

Не надо замыкаться — вот и весь совет. Процесс естественный, рано или поздно случается со всеми.

Вы верующий человек?

Я верующий. Но не в церковь, не в конкретно какого-то бога. А просто во что-то, что есть повыше нас, за гранью понимания. В то, что всех объединяет. 

Мне близка концепция индийской сансары — с перерождениями. Не в том смысле, что вчера я был мышкой, а сегодня — журавлик, а в том, что после меня остаются мои дети. А я несу какую-то ответственность перед теми, кто был до меня. 

Смерть — это не конец.


Вы можете авторизоваться на сайте через:
GoogleVkontakte

Комментарии

  1. Елена Торшина +2
    Сегодня в 09:36
    Все-таки не отпускает меня вопрос, что там случилось у той бабушки, которая не надеется на троих детей, что похоронят.
    1. Игорян Мухамадиев +1
      Сегодня в 09:49
      Елена, вы пылающая Богиня!
      1. Tanya Maslennikova Сегодня в 12:27
        Пользователь удалил свой комментарий.
        1. Tanya Maslennikova Сегодня в 12:27
          Пользователь удалил свой комментарий.
          1. Tanya Maslennikova Сегодня в 12:27
            Пользователь удалил свой комментарий.
          2. Игорян Мухамадиев +1
            Сегодня в 09:47
            Отличная статья.
            1. Катя Мирная +1
              Сегодня в 10:23
              Вот так захочешь помереть по-человечески, а уж очередь стервятников налетела. Задумалась о заключении контракта с этими журавлями.
              1. Маханьков Василий Сегодня в 12:28
                Пользователь удалил свой комментарий.
                1. Маханьков Василий Сегодня в 12:35
                  Пользователь удалил свой комментарий.
                  1. Маханьков Василий 0
                    Сегодня в 12:35
                    Хоба
                    1. Маханьков Василий -1
                      Сегодня в 10:16
                      Интересненько.

                      Вы должны авторизоваться, чтобы оставлять комментарии.

                      Ещё интересные интервью


                      «И тебя вылечат…»

                      Психиатр из врачебной комиссии рассказывает, как определяет годных и не годных за 5 минут по 70 штук в день, даёт ряд простых тестов-вопросов, чтобы определить – подходите вы на госслужбу или только в водители; подтверждает, что большинство народонаселения у нас все-таки здоровые и веселые, но, сука, выпивают.

                      Ежи Симбин|12.07.19 8800
                      Имплантация RFID-метки в руку человека
                      Всадник киберпанка: Влад Зайцев — спец по биохакерским имплантам

                      На наш запрос интервью любезно откликнулся Влад Зайцев — энтузиаст и один из первопроходцев этого направления в России. Тот самый, кто неслабо хайпанул в 2015 году, когда вшил себе в руку карту «Тройка». Вообще, легально ли это, и какие технологии уже сейчас кардинально меняют ощущения от жизни?

                      Алекс Хромов|20.10.19 8406
                      Интервью с косметологом, которая, например, за июнь получила 1 370 000 р.

                      Врач-косметолог, которая начинала со сведения тату зекам и удаления папиллом, кондилом с половых органов без очков и респираторных масок, а дошла до зарплаты по миллиону и выше в месяц и клиентской базы 12 000 человек, рассказывает про свой путь и осметчивает стоимость красоты и молодости.

                      Ежи Симбин|08.08.19 8142
                      Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.