30 лет бизнеса в России. Интервью Татьяны Кирилловской
Циля Зейман|08.10.20 4841
Каково быть женщиной-бизнесменом в России? Взяли интервью у Татьяны Кирилловской, которая начинала со спекуляции духами в СССР, открыла первый в России независимый парфюмерный бутик. Основала десятки успешных бизнесов, бренд косметики Beautydrugs, одевала российских звёзд, привезла в Россию многие бренды, например, Anastasia Beverly Hills. Интервью-эпоха, полное пособие по ведению бизнеса в России.

С духами в пакете, на танке верхом

Как вы пришли в бьюти-индустрию. У вас было какое-то профильное образование?

Я всегда с иронией говорю, что спекулянтка в душе. Ещё ребёнком в СССР я пыталась что-то продавать — не ради денег, а ради азарта. 
В 16 лет я окончила школу в Москве и «проспала» вступительные экзамены в историко-архивный институт — пришлось поступать на вечерний и устраиваться на работу. Рядом с домом находился завод, я была принята туда на должность заведующей архивом. Было скучно: вся работа — 2–3 раза в день приносить справки отделу кадров. Поэтому брала дополнительную занятость: машинистка, уборщица у себя же в архиве и курьер. Зарабатывала много. Параллельно училась в институте, сдавала досрочно сессии. А в отпуск, который мне полагался для сдачи экзаменов, ездила за границу и «челночила».

Тогда была система талонов. В 91 году открылся первый парфюмерный магазин «Золотая роза», который находится на Охотном ряду. И я занималась перепродажей духов. 

Однажды на входе меня остановил провинциального вида молодой человек и спросил, есть ли у меня талончик на приобретение парфюма Lancome. Я его послала и зашла в магазин, чтобы купить духи, отвезти в  Польшу и перепродать. А он зашёл следом — в общем, это был мой будущий муж. 

По талончику можно было купить 5–6 позиций духов. Мне нужно было только 3 самых популярных. Он говорит: «Если ты не всё будешь покупать, может быть, на твой талончик куплю?»

Купил два ненужных парфюма и как-то прибился ко мне на улице. Говорит: 
— А где ты продаёшь свои духи?
Я гордо: 
— Я езжу в Польшу. А ты где продаёшь?
— А я в комиссионки сдаю.

Мне такое даже в голову не приходило. Я была ошарашена, поняла, что надо выяснить, как эта схема работает, и проявила дружелюбие: «Хочешь, я тебе загранпаспорт сделаю?» (у меня была такая возможность). 

Он обрадовался и говорит: «Хочешь, я тебя отведу в комиссионку?» И он меня приводит в комиссионку на метро «Кропоткинская» под домом, в котором я жила! 
Я ездила в какую-то Польшу, стояла на рынке, везла эти доллары. А он просто за 10 минут сделал всё то же самое. 

Я была поражена такой наглости и прыти, и он меня этим расположил: таких людей я ещё не встречала. 

Это было 16 августа, а 19 начался путч.

У мужа была фотография, где он на танке едет по Арбату, а в руке пакет с парфюмом. Только что купил, ему надо было доехать до комиссионки. И он сел на танк и поехал. Дичайшая история, как и последующая наша жизнь.

Спекуляция парфюмом в 90-хх.

 

От ларьков на Новом Арбате до первого в России парфюмерного бутика

Получается, это семейный бизнес вы начали с путча и перепродажи духов?

Да. Началось с продажи парфюмерии. В 91 году появились ларьки. Вся относительно цивилизованная торговля переместилась на Новый Арбат. Это было 158 палаток, в которых продавалось всё. Мы познакомились с владельцем одной из палаток и стали поставлять ему парфюм, так как нам надо было расширять рынок сбыта. 

Однажды было решено эти палатки снести, а мы остались без основного дохода. 

И муж сказал: «Лучше быть первым в деревне, чем последним в городе. В Краснодаре нет ничего, поезжай туда, открывай парфюмерный магазин — и у тебя будет успех». 

Только родив первого ребёнка, я поехала. Это был февраль. Мне было 23 года. 

Мы шли с мужем по какой-то улице Краснодара: двухэтажные покосившиеся дома, всё грязное, облезшее, заброшенное. И я спрашиваю:

— А где здесь центр города?
— А вот он.

Это была центральная улица Красная. Я была в шоке.

Блеск и нищета девяностых.

Муж говорит мне: «У тебя всё получится». Уехал и оставил меня у родственников. 

Ну что делать, я набралась решимости, прошлась по улице Красной, увидела магазин, который ремонтировали. Нашла хозяина, чтобы договориться об аренде. Это был директор магазина игрушек, номенклатурный человек. Он сказал, что помещение сдано под игровые приставки. Но я не намерена была сдаваться и пошла ва-банк: «Я готова платить долларами».

Это было очень убедительно. Он заселил меня. Магазин 25 метров, мне казался большим, просто огромным торговым центром. Так как никакого торгового опыта у меня не было. Но я очень быстро сформировала ассортимент, сама стояла за прилавком.

Получается, вы открыли первый официальный парфюмерный магазин в Краснодаре?

Наверное, это был первый официальный независимый парфюмерный бутик в России. И в Краснодаре до 98 года это был первый и единственный парфюмерно-косметический магазин. Можете представить, сколько денег я заработала за это время?

И весь город к вам ходил за духами?

Не просто весь город ходил. Когда приезжали гастролирующие артисты, местные жители с придыханием говорили, что у них есть крутой французский магазин, и водили ко мне. Людям нужна правильная коммуникация, атмосфера и подача. Я помнила, у кого какая жена и любовница. Я помнила дни рождения. Я делала людей счастливее. Ко мне приходили поговорить. Помню моменты, когда шла по улице Красной навстречу толпе, и вся эта толпа со мной здоровалась. Настолько я была популярным человеком в городе, который не являлся моим родным.

Духи всей семье

А сколько вы жили в Краснодаре?

В 96 году я сформировала штат магазина и уехала обратно в Москву.

Мой муж случайно оказался в Италии, она ему так понравилась, что он решил: надо работать с Италией и найти возможность бывать там чаще. 

Я открыла офис и начала заниматься дистрибуцией итальянской косметики и парфюмерии: Pupa, Trussardi, Sergio Tacchini, Roccobarocco. В то время это были мощные бренды. У нас были магазины-клиенты, куда мы поставляли продукцию. 

Начала ездить на международные выставки, выходить на международный уровень.

Была даже смешная история в 97 году, я только-только родила второго сына. Меня приглашают встретиться с Максом Климовым (будущим основателем Л'Этуаль). Это человек, который на тот момент уже имел приличное состояние. 

Это выглядело как бандитская разборка: он сидел, закинув ноги на стол:

— Мы хотим забрать бренд (не помню какой, вроде Trussardi).
— Надо — забирайте. 

Раздел парфюмерного рынка.

 Они думали, что придёт какая-то матерая тётка. А я совсем молодая, месяц назад родила и у меня другие задачи.

Как ворваться и в фешн-бизнес и одевать звёзд

В конце 90-х годов понадобилось масштабировать бизнес. После начала поездок Италию я увлеклась модой. И открыла первый бутик в Краснодарском крае.

Познакомилась с нашими большими дизайнерами, была на их показах, сидела в первых рядах со звёздами Голливуда, мне всё это было интересно. Я в фешн-бизнесе тоже стала не последним человеком. 

Я познакомила Лолиту Милявскую с дизайнером Вивьен Вествуд, которая отшила ей коллекцию. Я познакомила Филиппа Киркорова с Филиппом Плейном. У меня был закрытый шоу-рум в Москве, куда ходили богатые и знаменитые. 

Эта история длилась до 2009 года, когда случился один из экономических кризисов. Я поняла, что из фешн-индустрии надо уходить. И снова вернулась в бьюти.

Про селективную парфюмерию и Цветной

В это время произошло перераспределение интересов. Появились сети: Иль де Ботэ, Л'Этуаль и Рив Гош. Ассортимент был везде одинаковый. Они соревновались только скидками. 

Когда я решила вернуться в бьюти, поняла, что в этой гонке не выстою, мне нечего предложить.

Один из руководителей Articoli, подразделение ГУМа, предложил мне поработать с их ассортиментом. В 2005–2006 году стали возить селективную парфюмерию.

Стало зарождаться новое направление селективных, нишевых брендов, которые были неизвестны широкой публике. И я потихоньку увлеклась их поиском и начала дистрибуцию, основываясь на их нестандартность и новизну для российского потребителя. 
 
А какие бренды вы тогда привезли в Россию?

Они исчисляются десятками. Я начала возить Comme Des Garcons. Он продавался до этого в одном бутике Leform, но возили его совсем чуть-чуть, исключительно как дополнение коллекции одежды. 

Comme Des Garcons в России

А я как парфюмерный дистрибьютор начала возить все их ароматы, даже самые спорные. В 2009 году мне поступило предложение сделать бьюти-пространство в универмаге Цветной.

Они же тогда только открывались?

Да, я была одним из первых игроков. На 4 этаже построила большое количество витрин. И выставила все свои редкие, нестандартные бренды, которые открыла для российских потребителей. Большинство брендов не были известны за пределами тех стран, где они основались. 

Очень быстро сформировала в Москве круг ценителей. Не буду называть фамилии олигархов, которые у меня покупали парфюм. Но их было немало. 

У меня были совершенно необычные бренды, например, I Hate Perfume Кристофера Бросиуса. И там запахи были дикие, например, с нотами мокрой земли, свежего мяса, горелой листвы и т. д. 

Селективные ароматы в России

 

Anastasia Beverly Hills и интернет-магазин

Потом я поняла, что в селективной парфюмерии я самореализовалась. Нечего уже искать, я привезла всё самое интересное. И в 11 году я познакомилась с Анастасией Суаре.

Я начала с ней переписываться, сказала, что из России и хочу стать её дистрибьютором. В 2011 году подписали контракт, я завезла первую партию косметики для бровей Anastasia Beverly Hills и представила её в своём шоу-руме. 

Мои сотрудники крутили у виска, подхихикивали, что я немного потеряла нюх. Кому нужен бренд, в котором только продукты для бровей?

Макияж 90хх

Тогда лаки для ногтей и продукты для бровей было практически невозможно продать.

Раньше женщины покупали один чёрный карандаш, рисовали им стрелку, подкрашивали чёрные брови ниточкой. Если у них отрастали корни — закрашивали седые волосы. Вот такой универсальный продукт. Что брови могут быть разных цветов, мало кому приходило в голову.  

Анастасия основала этот тренд на оформление бровей и вы, получается, его поймали?

Да, мне снова очень повезло, снова свела судьба и интуиция. 

Ко мне в офис пришла Елена Крыгина, я дала ей на тестирование продукты. Лена сделала два видео, самые рейтинговые на тот момент, с миллионными просмотрами. 

Два видео «как делать брови»?

Да, Крыгина этими бровями и сама показала свой профессионализм, и открыла российской аудитории имя ABH. Плюс вставила ссылку на наш интернет-магазин. Мой муж очень предусмотрительно в 2011 году настоял на запуске интернет-магазина, который до сих пор существует, процветает и в это непростое время очень нас выручает. 

То есть интернет-магазин Beautydrugs появился раньше, чем бренд? 

Конечно. А люди, которые нас совершенно не знают, пишут «колкие» замечания: «Тоже мне бренд, взяли и украли название у интернет-магазина». 

интернет-магазин Бьютидрагс

Про декоративную косметику и искусство продвижения через блогеров

Я стала обращать внимание на ютуб-блогеров, когда они ещё развивали свои каналы на энтузиазме, искренней любви к косметике. Когда они не были такими прагматичными.  

Я смотрела Вику Моисееву почти с самого начала, когда она училась на бровиста. Она тогда была с вами знакома? 

Мы обратили на неё внимание в 2013 или 2014 году, когда она была уже успешным блогером и визажистом. Но Вика — это особый случай. Она, конечно, очень успешна и популярна, но по-прежнему в ней искренний интерес к бьюти. Мы с ней очень похожи в плане азарта, поиска чего-то нового и интересного. Я стала приглашать её в поездки по всему миру, открыла для неё Корею, Америку, международные выставки. 

Вы с 2012 года сотрудничаете с бьюти-блогерами. Вы прислушивались к их мнению, какие бренды завозить в Россию?

У нас получилось наоборот: я завозила, потом они присматривались и оценивали. 

Я всегда руководствовалась собственным мнением, у меня совершенно чётко есть понимание, где искать, кого искать и смотреть. Для меня наши русские визажисты на тот момент не обладали достаточными знаниями международного рынка.

 

Про корейскую косметику и создание собственного бренда

Мы стали развивать формат brow-баров в Гуме (Articoli). Потом мы открыли brow-бар в Цветном, рядом с нашей бьюти-зоной. И девушки, которые имели возможность летать к Анастасии в США, стали открывать благодаря моей дистрибуции свои brow-бары. Так в ближайшие два года появилось огромное количество brow-баров по всей стране. 

Но когда я была у Анастасии в Лос-Анджелесе в 2014–2015 годах, она предупредила о скорой передаче прав на дистрибуцию сети Сефора. 

И предупредила меня, что у меня есть год, чтобы найти ей альтернативу. Я, конечно, очень много зарабатывала на ABH, это был такой лёгкий бизнес, нам постоянно не хватало товара — все раскупали. 

Я решила: у меня такой большой опыт, наверное, его уже пора реализовать в собственном проекте.  

Анастасия своим примером показала, что я тоже смогу. Она открыла этот ящик Пандоры. Сейчас любой визажист и девушка с ресурсом может сделать свой бренд. Другой вопрос, что делать с этой косметикой, которая заполонила нашу планету. 

Параллельно с Анастасией я погрузилась в мир корейской косметики и, наверное, одна из первых стала возить её в Россию. 

Вы продавали корейскую косметику через свой интернет-магазин?

Я её продавала оптом как дистрибьютор. 

Тогда как раз начался тренд на корейскую косметику. 

Да, я её давала в журналы, блогерам, популярным людям. И наши оптовики, которые продавали ABH, заинтересовались корейской косметикой, потому что это эффективно, недорого и инновационно. Корея у нас очень быстро стала популярна. Я потренировалась, поняла, какие сильные продукты могу там делать. В 2015 году я основала свой бренд. И первые наши бестселлеры были произведены в Корее. 

Это патчи для глаз?

Патчи и сыворотка. Они очень популярны. Мы их продали большое количество и одного и другого по всему миру. Заказы присылает даже остров Фиджи.  

Популярность патчей Бьютидрагс

А как вы разработали формулу?

Я очень доверяю корейским производителям, они предлагают образцы, мы обсуждаем, что стоит добавить, так как постоянно появляются какие-то новые активные ингредиенты. Тестирую на себе, даю людям, которым доверяю, той же Вике Моисеевой.

Если мы видим действительно хороший результат, быстрый и эффективный, мы принимаем решение запускать производство. 

Я разрабатываю бренд по двум направлениям: или производитель даёт мне какую-то новую формулу, которую он считает лучшей. Или смотрю, что сейчас популярно на рынке, и прошу сделать улучшенную версию этих продуктов. 

Заменить синтетическое на натуральное, заменить отдушку или цвет, текстуру. 

А когда начались продажи вашей косметики?

29 декабря 2015 года пришла первая партия, с 1 января 2016 года мы начали продажи нашего бренда именно с патчей.

Это была минимальная партия 5 тыс. штук. Я была в шоке и не знала, сколько лет вообще мне продавать эти патчи. Но любопытство клиентов было настолько велико, что мы все продали за один месяц.

Потом всё встало на конвейер. Мы получили большой кредит доверия и любой новый продукт под брендом Бьютидрагс автоматически был сразу востребованным. 

Когда годами нарабатывал клиентуру

Правильно я понимаю, что ваш интернет-магазин функционировал параллельно?

У нас всё в параллели, мы многозадачны. Магазин развивался, мой бренд развивался. Бренд Бьютидрагс продаётся и на Вайлдберриз, и на Озон, и ещё 15 стран дистрибуции. Только за этим брендом на сайт заходить не будут. Поэтому я должна постоянно искать новые продукты и компании, чтобы удерживать интерес клиентов. 

Какие цели вы перед собой ставите?

Последние два года я говорю, что хочу покорить весь мир, чтобы весь мир покупал Бьютидрагс. И сейчас я планомерно иду к этой цели, каждые 2–3 месяца открываю для дистрибуции новую страну. 

Насколько широкий у вас ассортимент?

Более 100 позиций. 

Это в основном декоративная косметика? 

Нет, это в большей степени уход, он более востребован. От продаж декора мы получаем в общем процентов 30. 

В каких странах вы уже представлены?

У нас очень хорошие партнёры в Греции, Украине, на Кипре, в Румынии, Польше. В Италии в городе Сан-Ремо, где я живу, есть магазин, в котором представлен Бьютидрагс.

Про сеть Спа-салонов

А до какого года у вас существовал первый магазин в Краснодаре?

До сих пор существует. В 98 году мы купили историческое здание в Краснодаре, туда переехал и парфюмерный магазин, и бутик. Когда мы закрыли бутик, на его месте в 2014 году открыли салон красоты. У нас параллельно сеть Спа-салонов. 

Сколько салонов и какие у вас направления?

Пять салонов. Это популярные велнес-центры с бассейном и различными видами спа, везде есть хамам и у нас очень опытные специалисты. В каждом салоне особая атмосфера, которая располагает к восстановлению сил и здоровья. 

Ну и, конечно, маникюр, педикюр, визажисты, стилисты. 
 
Это прибыльный бизнес?

Салонный бизнес — довольно сложный бизнес. Если бы я знала – насколько, то никогда не взялась бы за это. Это частая причина стрессов моего мужа. 

Мы испытываем огромный кадровый голод. Молодые специалисты хотят всё и сразу, не принимая тот факт, что клиентура нарабатывается годами, так же, как и опыт и мастерство. 

Про коллаборацию с Тимати и почему трудно производить парфюмерию в России

Вы начали в Италии производить какую-то косметику или всё производство в Корее?

В Корее мы производим основную линейку ухода и один продукт декоративной косметики — стробинг-крем, который просто фантастический. Большую часть декоративной косметики производим на тех же самых заводах, что Tom Ford, Charlotte Tilbury.

Не думали производить в России?

В 2014 году случился финансовый кризис. Когда тревожная ситуация, люди вспоминают друг о друге, нуждаются в общении. Ко мне постоянно приезжали в офис, вроде парфюм надо какой-то купить, но я понимала, что приезжали поговорить.

И вот ко мне приехал Тимати, мой приятель. Нас в своё время познакомил Киркоров. И говорит: «Сейчас такая тема, тренд на Российское производство». 

И предложил сделать парфюмерную коллаборацию: «Давай в России сделаем парфюм». Он — парфюмерный маньяк, об этом мало кто знает. Тимати разбирается в ароматах, очень вдумчиво их миксует между собой, создавая свою индивидуальную и уникальную композицию. Ему важно, чтобы его аромат был эксклюзивным и подходил под эмоциональное состояние. 

Я отвечаю: «Ты с ума сошёл, в России невозможно сделать парфюм. Тима, флаконы у нас в России сделать невозможно, помпы у нас в России не делают. Единственное, что могут сделать: взять твой солюшн, размешать его в определённых пропорциях со спиртом, разлить по твоей таре и сделать коробку». 

коллаборация бьютидрагс с Тимати
 

В общем, мы поспорили, в итоге я выиграла, потому что знала реалии. Нашу коллаборацию, парфюмы Endorfin и Antidot, сделали во Франции. Это очень классные ароматы, которые пользовались успехом в его магазинах. 

Единственное, что мы сделали в России — это коробку и этикетки. Но я об этом 10 раз пожалела. Коробки деформировались, картон шёл пузырями. Этикетки при долгом тактильном контакте стирались. Всё это мы заменили потом на импортное, более качественное. 

То есть в России вы косметику вообще не делаете?

Мы всё-таки сделали линейку в России, назвали её Tsarina SPA. Это были наши кулуарные разговоры с чиновниками о том, что мы можем сделать достойную косметическую линейку, которая полностью будет состоять из природных даров Краснодарского края. 

В каком году?

Это был экономический форум в Сочи, по-моему, в 18 году. 

Мы сделали на краснодарской фабрике «Аванта» очень хорошую и качественную линейку для тела. И на этих продуктах мы работаем в наших спа-центрах. Клиенты довольны, мои спа-мастера помогали эту линейку разрабатывать. 

Это производство сейчас пошло? Оно хорошо работает? 

Психология наших людей: «Ой, российский бренд, как приятно, как здорово». Мы сделали очень качественный видеоролик, который набрал рекордное количество просмотров на наших ресурсах. Но в Краснодаре Tsarina не покупают, так как это местное, краснодарское. 

Проблема позиционирования брендов с российским паспортом

У иностранцев настороженное отношение к бренду, потому что вы — выходец из России? Или вы с этим не сталкивались?

Сталкивалась, конечно. Когда приняли впервые участие на The Makeup Show в Нью-Йорке, у нас было несколько продуктов. Подходили визажисты, впервые видели слово Beautydrugs, говорили: «О, ребята, привет, откуда вы?»

Американцы любят задавать вопросы без желания услышать ответы.

Это точно духи?

И мы, такие честные: «Из России». Всегда была неловкая сцена: выдавленная улыбка: «Ну ладно, нам пора, пока-пока».

Мы видели, что у людей пропадал интерес, было чувство настороженности или недоумение. 

На следующий день я инструктирую: «Мы итальянская компания, говорим на итальянском языке». И это сработало. Сразу: «Привет. Италия, Мы любим Италию. Покажите, что у вас». И всё — пошли продажи, обмен контактами. 

После этого урока я нигде больше себя не представляю как российский бренд. Я говорю, что это итальянский бренд. 

Империя Татьяны Кирилловской

Какие ещё бизнесы у вас есть?

У нас в Краснодаре есть отличный детский садик. Это была идея мужа, которая для меня была полной неожиданностью. И сейчас это очень достойный бизнес, поэтому планируется открытие второго детского сада. 

На сколько человек рассчитан? 

До 60 детей. Средняя стоимость 25 тысяч. Для Краснодара это не дешёво. Но он очень классный. У нас отличные преподаватели. 

Ещё у нас большой бойцовский клуб в Краснодаре, свыше тысячи кв. метров трёхэтажное здание. 

Оно тоже в собственности?

Да. Это результат разумной инвестиции.

Всё, что мы зарабатываем, мы вкладываем в недвижимость. Мы не покупаем яхты и самолёты. Что нас спасает — отсутствие аренды. Кто платит за аренду, им сейчас непросто.

Что вам приносит больше всего денег?

Бренд Бьютидрагс. Это, конечно, подарок судьбы. Бренд не даст нам «пропасть» ни при каких обстоятельствах. Даже если в России будет спад, меня выручает весь остальной мир, наши иностранные дистрибьюторы и розничные клиенты со всего мира. Этот проект на 100% себя оправдал. 

Какая доля международного бизнеса у бренда?

Пока небольшая, около 40%. Но постоянно увеличивается.

Как вы собираетесь продвигаться на международный рынок? Через блогеров? Иностранные блогеры — совсем другое дело, или у вас другие каналы продвижения?

Вы знаете, Новый год мы провели в арабских странах. Редкий случай — мы все вчетвером семьёй поехали в Оман, Бахрейн, Катар, Турцию, Ливан и Иорданию.

Косметический рынок арабских стран

Мне разрешали отлучаться на 3–4 часа, чтобы я встречалась с популярными визажистами, блогерами и представителями бизнеса. В каждой стране я проводила презентацию. Конечно, личный контакт очень полезен. Люди с интересом откликаются на моё предложение протестировать, познакомиться, попробовать.

Сейчас мы планируем запустить арабские страны. Продолжаем в Европе. В Америке Анастасия Суаре пользуется нашим уходом, а также многие знаменитости получает от нас подарки через своих визажистов, с которыми я контактирую.  

Вы собираетесь делать упор на уход?

Вы знаете, это зависит, насколько я быстро найду удачные формулы. Если мне попадётся супер-помада, я запущу помаду. Если суперкрем, которого нет на рынке, я запущу суперкрем. У меня нет никакой очерёдности. Это зависит от везения.

Вы тестируете много формул?

Да. Вот у меня, например, пакет, в нём около 120 тушей от разных производителей. У меня нет туши и надо её запустить. Мы нашли самую лучшую формулу, но я должна быть уверена, что она будет конкурентноспособной. 

Вы крупный работодатель? Сколько человек у вас работает?

Около 200. 

И бо́льшая часть — это бренд Бьютидрагс?

Нет, абсолютно. В компании в Москве работает не более 20 человек. Всё остальное — это краснодарская команда: детский сад, салоны красоты, экоферма.

А сколько сотрудников обслуживает интернет-магазин?

Да совсем немного: оператор, менеджер, кладовщики, SMM. 

А какой средний чек у магазина?

2,5–3 тысячи. От 3 тысяч бесплатная доставка, поэтому клиенты часто пытаются набрать в корзину на эту сумму. 

Этот чек упал в последние годы? после 2014?

Вы знаете, у нас сильно упали обороты, когда мы открыли Вайлдберриз и Озон. Мы даже не можем понять: или стоит закрыть эти площадки, или это никак не повлияет на конечную прибыль. 

А на Вайлдберриз удаётся хорошо заработать? Многие ругаются на эту площадку из-за их политики.

Мы хорошо на них зарабатываем. И отзывы хорошие, и клиенты счастливы.

Про подчинённых и воровство

С одной стороны, сотрудников у вас много, с другой стороны, понятно, что многие люди занимаются многими задачами. Большая текучка? И как мотивировать людей?

У нас не самые высокие зарплаты в городе, но стабильно, во время самоизоляции люди продолжали получать зарплату. 

Если в какой-то момент поток прибыли прекратится, у меня есть мои внутренние ресурсы, личные сбережения, которые тоже пущу на зарплаты. Мне очень важно сохранить команду.  

Мы все держимся на энтузиазме, сотрудники мне верят, что я найду выход из любой ситуации. Есть люди, которые работают и по 20 лет, есть совсем новые люди. 

Текучка есть. Вы знаете, у нас была очень большая проблема три года назад, когда завёлся недобросовестный сотрудник в компании. 

Человек, которому я всецело доверяла, меня просто банкротил, очень приближённый. И после этого моральный дух в компании упал, я потеряла одного за другим больше половины команды Бьютидрагс. 

Эта история была связана с воровством?

Да, большие хищения, которые я не видела. 

Знаете, когда ты постоянно увлечён какими-то новыми проектами, погружаешься с головой, то в эту финансовую рутину стараешься не опускаться. 

Вы решили эту ситуацию в правовом поле или просто расстались?

Я могла бы этого человека посадить. Мне бы это обошлось очень дорого. Но дело не в деньгах. Я бы просто не смогла работать долгое время, погружаясь в эти судебные разбирательства, трепя себе нервы, возможно, заработала бы себе какую-то болезнь.  

Просто решила не развивать эту тему, мы все ходим под богом. За то, что сделал этот гад, его и судьба наказывает, а я отпустила ситуацию. 

Конфликт с блогером Андреем Петровым пришёлся на тот же период?

У меня тогда был тяжёлый период. Мне подрезали крылья. Я была очень крутой бизнесвумен. С моим мнением считались многие на бьюти-рынке. 

Меня окружала команда, которая была за меня горой. И вот этот Андрей Петров, который тоже появился в том же году — это все звенья одной цепи.  

Ваш конфликт с Петровым был самым крупным бьюти-блогерским скандалом в России. Было такое ощущение, что бренд в какой-то момент неправильно себя позиционировал. С другой стороны, претензии Андрея Петрова (что ваш хайлайтер вызвал у него акне) тоже не были опровергнуты. 

Это был удачный момент – коллаборация с Викой Моисеевой, и следом скандал на ровном месте, с целью обратить на себя внимание и «насолить» популярному блогеру. Повторюсь – основная задача – привлечь внимание. И удачный случай – выходит хайлайтер, который мы вместе с ней разрабатывали. Мы его сделали в итальянской компании, где делает косметику Лора Мерсье.

Бьютидрагс и блогер Андрей Петров
 

Вы бы сейчас что-то поменяли в той ситуации? Реакцию бренда?

Единственное, что не так — мы были не готовы. У меня разбежалась вся моя команда и я взяла новых сотрудников, которые только въезжали и были необстрелянные. А я сама была деморализована. 

Вы знаете, я бы ничего не меняла. Нас обвиняют в некорректном поведении. Но люди не знали правды, у нас не было возможности рассказать, что происходит на самом деле. Да и в тот момент это никому и не было нужно. Нас просто подвергли травле.  

Сказать, что я об этом жалею? Нет, честно не жалею, хайлайтер мы продали в секунду. 

У всех возникло любопытство, что же это за хайлайтер такой. 

Поначалу я даже не была в курсе того, что происходит. Я была в поездке, мы ехали из Австрии в Швейцарию, связи в горах не было. Когда мы пересекли перешеек, я ловлю вай-фай и ничего не понимаю: захожу в профиль Бьютидрагс, на нас сыплются тысячи проклятий. Происходит какая-то революция.

Говорю девочкам: «Напишите срочно, чтобы человек с нами связался, что же у него такое случилось». 

У нас не было подозрений, что он наврал, я искренне хотела разобраться. Продукт новый, вдруг он и правда дал такую реакцию. В этом случае я ничего не теряю, теряет производитель. Он бы нам всё полностью компенсировал. 

То есть по договору с производителем, косметика застрахована на случай производственного брака?

Да. Это очень серьёзный производитель, который гарантирует качество продукта.

Я хотела включиться в процесс и выяснить. Если человек пострадал, мы бы с этой итальянской фабрики запросили деньги ему за ущерб здоровью, и тираж отозвали. 

Андрей Петров получает предложение связаться с нами и отвечает: «Пошли бы вы куда подальше, сейчас пришлёте бандитов, знаю я вас, эта дамочка из 90-х».

Когда мне прислали этот ответ, я поняла, что адекватного разговора быть не может и задачи разобраться нет совсем никакой. Есть задача — прославиться на хайпе. Искренне мы пытались на каждый плевок ответить: «Если вы тоже пострадали от этого хайлайтера, приходите, мы разберёмся». Закрутилась страшная машина, потому что сотни детей писали, мальчики 11–12 лет: «Я купил ваш хайлайтер, у меня тоже прыщи».

А откуда у них такие деньги на хайлайтер он же дорогой?

Да, он стоил 2600 р. 

Андрей Петров гений запускать хайп. Дети ему подыгрывают в любых обстоятельствах и в любых условиях. Он подначивал их врать и включаться в травлю.

Все скриншоты хранятся у наших юристов. Когда они переписывались с «пострадавшими». Ни одного случая аллергии.

Итальянцы хотели подать на него в суд с последующими последствиями, но тогда он стал бы жертвой.

30-летний опыт в бизнесе и советы молодым

Как вы думаете, в текущей ситуации реалистично российскому предпринимателю с нуля поднять аналогичную империю? Или ничего подобного сейчас не построить?

Сейчас с чистого листа построить что-то на достойном уровне достаточно сложно. Я говорю как есть, тебя рынок не примет. То, что мы с мужем сейчас имеем — благодаря огромному опыту. Большое количество ошибок мы уже не можем повторить.  

Должна быть какая-то сверхидея, инновационный продукт. Нужно удивлять, что сейчас происходит достаточно редко. 

Что за 30 лет было самое тяжёлое в бизнесе?

В 2002 году, когда у нас отнимали всё, мне казалось, что это самый край. Это были жирные годы, когда деньги всем падали на голову, а нас прессовали страшно, жизнь казалась адом. 

Но то, что сейчас с нами происходит — такое даже смоделировать трудно. Мне кажется, будет чистка рынка.

То есть тогда, когда вам было одним плохо, гораздо веселее, чем когда сейчас всем плохо?

Нет, вы знаете, сейчас мне гораздо лучше, чем тогда. У меня всё работает. 

Чистка косметического рынка в России
 

Какой совет более юным бизнесменам можете дать?

Иметь смелость пользоваться своим умом, научиться делать что-то самому, обладать профессионализмом. Саморазвитие также играет очень важную роль. Учитесь профессии, бизнесу. Быть полезным обществу, людям, дать что-то, привнести, иметь право учить чему-то других – всё это вы можете лишь пройдя длинный путь проб и ошибок. И если говорить в двух словах – быть, а не казаться. 
 


Ещё интересные интервью


 Игорь Антоновский, пропитанный духом спальных районов
Спальные районы Игоря Антоновского

Автор рекламы «Азино 777» Игорь Антоновский: о творчестве, творческом кризисе, работе со Шнуровым и собственной теории контента.

Ежи Симбин|29.06.20 9750
Продавец в региональном сексшопе

Девушка из магазина товаров для взрослых рассказывает о рабочих буднях. Почему мигранты из ближнего зарубежья задерживаются в магазине дольше всех, есть ли секс после 60 и можно ли увеличить член?

Ежи Симбин|16.05.19 9705
Коробка американских пончиков - донатов
Интервью с создателем пермской пончиковой империи

Самое откровенное, ржачное и самоироничное интервью с предпринимателем из общепита, которое только видел Рунет. Молодой парень, пермяк, до 24 лет протирал штаны на «Работе мечты», где, условно, надо было 1 раз в неделю нажимать кнопку. А потом «расправил плечи» и поднял с партнёром, с той же работы, Пончиковую Имерию в Перми и за 3 года выдавил с рынка всех конкурентов. Это был треш. Но прекрасный!

Ежи Симбин|24.12.19 8646
Лего фигурки дети
«Детей жалко...»

Ольга из Новосибирска вот уже 6 лет работает воспитателем государственного детского сада. Она рассказывает об условиях работы с окладом 19 000 рублей, но очень большой ответственностью. И об условиях, в которых, несмотря ни на что растут и развиваются наши дети.

Ежи Симбин|19.09.19 8036
Выделите опечатку и нажмите Ctrl + Enter, чтобы отправить сообщение об ошибке.